Опубликовано: 13 сентябрь 2018 г.

История Зои Космодемьянской без идеологии и мифов

Зоя погибла в самом начале Великой Отечественной — в ноябре 1941 года. Уже в конце января 1942 года появилась первая публикация о девушке. Это была статья "Таня" Петра Лидова. "Палач уперся кованым башмаком в ящик, и ящик заскри­пел по скользкому утоптанному снегу. Верхний ящик свалил­ся вниз и гулко стукнул оземь. Толпа отшатнулась..." — описывал журналист казнь 18-летней девушки.
Так страна узнала историю молодой разведчицы, пойманной немцами, которую они пытали, зверски избили, но так и не выведав никакой ценной информации, публично казнили. События произошли в подмосковной деревне Петрищево, Петр Лидов писал очерк после освобождения ее от немцев и еще не знал настоящее имя партизанки-разведчицы — Зоя Космодемьянская.
Уже в ходе войны Зоя стала одним из главных ее "официальных" героев, олицетворением подвига советского человека, сопротивляющегося врагу. Поэтому неудивительно, что волна пересмотра событий Второй мировой войны, начавшаяся в 90-е годы, коснулась и этой истории. Часть публицистов и историков поставила под сомнение официальную версию подвига Зои. ТАСС вместе с экспертами разобрался, насколько "каноническая" история Зои Космодемьянской соответствует правде.
На подступах к Москве
События в Петрищево происходили во время битвы за Москву. Положение на фронте было тяжелым: власти не исключали вариант сдачи столицы. Из города были эвакуированы основные наркоматы, аппарат ЦК, Генштаба, дипломатический корпус, не меньше 500 крупных промышленных предприятий. В Москве из высшего руководства оставались только Сталин, Берия, Молотов и Косыгин.


"В октябре 1941 года немцы нанесли удары по Брянскому, Западному и Резервному фронтам и прорвали оборону вокруг Москвы в нескольких местах. Дорога на Москву оказалась открытой, — рассказывает ТАСС историк спецслужб Андрей Ведяев. — В ноябре Ставка Верховного главнокомандования издала приказ № 0428 об уничтожении населенных пунктов в прифронтовой полосе, в котором говорилось, что "германская армия плохо приспособлена к войне в зимних условиях, не имеет теплого одеяния и …ютится в прифронтовой полосе в населенных пунктах. На обширных участках фронта немецкие войска, встретив упорное сопротивление наших частей, вынужденно перешли к обороне и расположились в населенных пунктах вдоль дорог на 20–30 км по обе стороны. …Советское население этих пунктов обычно выселяют и выбрасывают вон немецкие захватчики".
Решено было выгнать немецкую армию на холод, в поле, тем самым снизив ее боеспособность. Для этого было приказано уничтожать "населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40–60 км в глубину от переднего края и на 20–30 км вправо и влево от дорог", использовав "авиацию …команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы".
Именно в таких условиях многие москвичи пошли добровольцами в действующую армию. Одной из них была Зоя Космодемьянская. И хоть девушка не внушала доверия ни с идеологической точки зрения (внучка священника), ни внешне — была слишком хрупкой и красивой, а разведчику надо быть выносливым и неприметным, она была очень настойчивой.
"Зою приняли в войсковую часть № 9903 — одну из самых секретных в Красной армии. Начальником части был легендарный разведчик-диверсант Артур Спрогис. Ему нужно было за несколько дней научить 18-летних юношей и девушек правильно спать в снегу, минировать дороги, ориентироваться на местности", — рассказывает Ведяев.
"Трагизм состоял в том, что 90% личного состава части числилось в безвозвратных потерях по итогам операций. Осень 1941 года — крайне тяжелое время для Красной армии, войсковой разведки и контрразведки, потери были очень большими", — отмечает историк, член Центрального совета Российского военно-исторического общества Армен Гаспарян.
Предательство комсомольца
На счету Зои до рокового ноябрьского выхода уже была ликвидация вражеского мотоциклиста, в сумке которого разведчики обнаружили ценные штабные документы, включая топографические карты. В Петрищево группа разведчиков отправилась с особым заданием.
"В этой глухой деревушке немцы расположили часть армейской радиоразвед­ки. Она перехватывала наши радиопереговоры, устраивала эфирные помехи. В те дни советское командование планировало мощное контрнаступление. Стало необходимым вывести вражескую станцию из строя, хотя бы на некоторое время. Охраняли надежно. Мы посылали несколько групп — никто задания не выполнил", — рассказывал в своих послевоенных воспоминаниях Артур Спрогис.



В 2 часа ночи три участника разведгруппы — Крайнов, Клубков и Космодемьянская — дошли по Петрищево и подожгли три дома, где жили немцы. Борису Крайнову удалось уйти, а Клубков был схвачен немцами и выдал Космодемьянскую.
Вот об этом советская печать не упоминала. Артур Спрогис объяснял это так: "Петр Лидов в очерке "Таня" туманно так на­писал "с Зоей пошли еще двое, но... вскоре осталась одна". Почему? А потому что Клубков был комсомольским вожа­ком, до войны он возглавлял комсомольскую организацию крупного мос­ковского завода ... и у нас в отряде был комсоргом. Нельзя было писать о его предательстве".
А затем произошли описанные в заметке Лидова события: солдаты при поддержке двоих местных жителей схватили Зою, пытали и казнили. После казни ее тело висело в петле еще больше месяца. Виселицу спилили только 1 января 1942 года. А в конце января деревню уже освободили советские войска.
Мифы о Зое
Если роль комсомольца Клубкова советская пропаганда скрывала, то о Зое Космодемьянской писала правдиво. По крайне мере, все попытки нивелировать ее подвиг оказались безуспешными. Например, в 1990-е годы обсуждалась версия, что героиней советские власти Зою Космодемьянскую "назначили". Сотрудник Института российской истории РАН Елена Сенявская тогда предположила, что в Петрищево фашисты казнили Лейли Озолину — 19-летнюю разведчицу отряда особого назначения Западного фронта, которая примерно в то же время пропала без вести.
После освобождения Петрищево "акт опознания был составлен комиссией в составе представителей ВЛКСМ, офицеров Красной армии, представителя РК ВКП(б), сельсовета и жителей села. В нем идентифицирована личность Зои", — опровергает эту версию Андрей Ведяев.
Кроме того, после того как появились сомнения в личности разведчицы, казненной немцами, НИИ судебной экспертизы Минюста России провел судебно-портретную экспертизу, которая также подтвердила личность Космодемьянской.


Распространялась и информация о том, что Зоя была психически больна. Например, художник и психиатр Андрей Бильжо написал, что "читал историю болезни Зои Космодемьянской, которая хранилась в архиве Психиатрической больницы им. П.П. Кащенко. ...она страдала шизофренией". По его версии, историю болезни Зои уничтожили в годы перестройки по настоянию родственников, чтобы скрыть диагноз. И молчала Зоя во время казни, потому что была в состоянии "кататонического ступора с мутизмом".
На самом деле в ноябре 1940 года Зоя перенесла острую менингококковую инфекцию и действительно лежала в больнице, только не имени Кащенко, а имени Боткина, а после выздоровления до марта 1941 года проходила реабилитацию в санатории "Сокольники".
"Люди позволяют себе циничные и гнусные комментарии по поводу подлинных народных героев. Это происходит на протяжении почти 30 лет. К сожалению, у нас в стране до сих пор нет механизма для серьезного сопротивления этому, — констатирует Армен Гаспарян. — Если бы подобные заявления по поводу героев, скажем, Первой мировой войны прозвучали в Великобритании или Германии, эти люди сидели бы в тюрьме за унижение и осквернение национальных святынь".
"Стране нужен был образ героя"
Во время обороны Москвы, примерно в то же время, когда произошла трагедия в Петрищево, на фронте и в тылу немцев погибли тысячи советских солдат, разведчиков. То, что именно Зоя Космодемьянская стала одним из главных героических образов всей войны, имеет свое объяснение.
Зоя по праву заняла абсолютное, яркое место в синодике героев первого года Великой Отечественной войны. Стране нужен был подобный образ. 18-летняя девушка, которая всходит на эшафот, даже перед смертью показывает всем, что борьба все равно будет продолжена и победа будет за нами. Очень яркий образ Зои, безусловно, повлиял на моральное состояние Красной армии во время битвы под Москвой
Армен Гаспарян, историк
Способствовало этому, в частности, то, что в "Правде" после "Тани" вышло еще два очерка Петра Лидова о Зое: "Кто была Таня", в которой открывалось ее настоящее имя, и "5 фотографий", в которой было опубликовано пять снимков казни Зои, найденных в вещах убитого немецкого фотографа.

Источник​​​
Автор публикации: Снежана Аэндо
Просмотров: 1 464
Комментарии

Добавить комментарий!

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
код вконтакте
код фейсбук
по просмотрам по комментариям