Они нас убивали, а их лечат донецкие врачи


Много чего можно вспомнить за эти годы. Как калейдоскоп мелькают кадры перед глазами: Авдеевка вся усеяна битым стеклом, я иду с маленьким пакетиком, навсегда уезжая из своего города; а вот снова я, сдирая ногти в кровь, драю чужую запущенную квартиру, в которой моей семье предстоит жить в Донецке; выдача гуманитарной помощи переселенцам в виде шести банок сардин, за которыми я стояла на морозе 3 часа и мои ноги потом звенели, как хрусталь; обстрел Боссе, под который я чудом не попала, как звенят от взрывов окна и дрожит дом, а моя дрожащая от ужаса 5-летняя дочка, совсем лохматая ото сна, прижимается ко мне. Господи, сколько всего было... Книги можно писать, будь я уверена, что это кто-то прочитает.
Сегодня в этот калейдоскоп добавилось еще одно. Два раненых, тщедушных, с какими-то пафосными татуировками на почти детских руках. 23 и 24 года. Один из Славянска, другой из Северодонецка. Оба воевали по контракту в рядах Украины. То есть против нас. Не из Днепра или там Хмельницка какого-нибудь. А вот из Донбасса. Один даже из героического Славянска, рядом с которым я училась когда-то. Им было по 16 лет в 2014 году, но их родители вполне вероятно, что ходили на референдум 11 мая и голосовали за республики. 
И вот они сидят, такие же, как мы - две руки, две ноги, говор такой же. Это же не фрицы во время Великой Отечественной. Один до войны даже бывал в Донецке, его не нужно водить, как западенцев, по улицам и тыкать пальцами объясняя, куда прилетело. Перед ним мисочка с супом и хлебушком, как раз обед был в больнице. Они так же испытывают голод, как и мы. И так же - боль. На бинтах - такая же красная кровь. Они нас убивали, а их лечат донецкие врачи, говорят - отношение адекватное. 
Так, когда же все это страшное с нами всеми произошло? Как так могло случиться, что мы этого даже не заметили. Пожалуй это сегодняшнее впечатление от беседы с ранеными украинскими пленными было даже страшнее, чем женщина, которую убило два дня назад в Ясном, за 15 минут до того, как мы привезли туда продукты. Она шла за водой и не донесла. Эта вода разлилась по всему асфальту. И было неясно, вода это или кровь. Может как раз такие вот мальчики и убили.
Я не знаю, что мне делать с тем, что я чувствую. Пока не знаю. Впервые так остро захотелось напиться. Завидую, кто может себе это сейчас позволить

Юлия Андриенко

Комментарии (0)

Оставить комментарий