Опубликовано: 11 июль 2021 г.

Городские зарисовки


Это разные картинки с прогулок последних двух дней. Очень не хочу забыть. 

Сначала сегодня я видела, как голубь переходил дорогу. Это было совершенно так же, как в мультфильме Миядзаки «Возвращение кота», только тут был не толстый кот Луна, а толстый маленький голубь. Как было. Несколько человек, и среди них я, стояли на пешеходном переходе на Звездном бульваре у «Магнита», наконец, образовался просвет между машинами, и мы все пошли. И тут оказалось, что среди нас стоял голубь. И он тоже пошел. Четко посередине поперек желто-белых полос, как положено, со страшно деловитым видом, размеренно и целеустремленно. Я не одна это заметила – все заметили, и все замедлили шаг и стали на него смотреть, кто-то даже стал снимать на телефон, и я огорчилась, что мне не пришло в голову тоже снять. Голубь перешел дорогу и с тем же целеустремленным видом пошел все так же ногами-лапами по улице. Верите – я какое-то время медленно шла за ним, потому что было какое-то предчувствие сказки, ну как будто он вот сейчас сделает что-то еще человеческое. Но он просто шел, потом свернул к кинотеатру «Космос», и я в конце концов его обогнала (он не вспорхнул при этом, никак не шарахнулся, просто продолжал идти). Кто его знает, может, у него свидание было там. В кино наладились…
***
Когда гуляешь – никакого телевизора не надо, никакого кино. В моей версии знаменитая максима из «Москва слезам не верит», наверное, звучит так: «Через сто лет не будет ни кино, ни театра, ни телевидения – одни сплошные прогулки». Я ничего не делаю специально, не сверлю хищным коршунским взглядом окрестности в поисках впечатлений, какие-то крошечные истории, идеально проработанные в деталях миниатюры, произведения искусства (если жизнь понимать как искусство) сами бросаются в глаза. И иногда восхитительно рифмуются.
Ну, скажем, уже несколько дней я наблюдаю восхитительную пару – старую женщину и собаку. Для этого я специально делаю маленький крючок на маршруте, чтобы пройти через двор внутри Мурманского проезда, где недавно увидела их впервые случайно. Это вообще удивительно славный дворик – «хрущевки» серого кирпича, огромные деревья, выше даже пятого этажа этих самых «хрущевок», ветки прямо у окон, такое все уютно-тенистое. У подъездов – лавочки. А у одного подъезда рядом с лавочкой стоит кресло, старое-старое старомодное-старомодное кресло, такие можно увидеть на картинках интерьеров 60-х, еще рядом маленькие журнальные столики и торшеры с лаконично-геометрическими плафонами. Цвет этого кресла сегодня фиг определишь – мутный какой-то, условно серый. И в этом кресле сидит старушка. Не читает, не вяжет, ничего не делает, просто сидит и смотрит прямо перед собой. А рядом с креслом лежит пес. Здоровенный – и явно тоже очень и очень немолодой мужчина такой, мастиф с мрачно-обреченным брылястым лицом (Джеймс Форсайт этакий) и очень стройным длинным телом, а окрас светло-коричневый с кое-где черным. Поводок его ни к чему не привязан, хозяйка не держит поводок в руках, он лежит на асфальте у ее кресла. А пес – как бы у ног, но чуть поодаль. В первые два дня, когда я проходила мимо, пес кряхтя неохотно поднимался – не рычал, никаких грозных движений в мою сторону не делал, но явно обозначал, что службу несет и что вот он, сечешь, незнакомая женщина? Потом, видимо, он меня запомнил и теперь, когда я их миную, уже не встает, а лениво приподнимает голову, смотрит как-то сразу и на меня и сквозь меня, потом опять опускает голову на передние лапы и так же, как хозяйка, устремляет взгляд куда-то в пространство. В голове у меня при этом каждый раз почему-то встает знаменитая картина «Все в прошлом». Сначала я, кстати, думала, что, может, хозяйка не может ходить, ее кто-то выводит, усаживает и сажает рядом пса, чтоб подышали воздухом. Но пару дней назад я увидела, как они вдвоем ходят по газону под окнами, туда-сюда, медленно, с остановками. Хозяйка не держала поводок, он волочился по траве за псом, честно бредущим рядом с ней. Маленькая такая старушка, седой то ли хвостик, то ли пучок на макушке, согнутая вся. И большой-большой медленный-медленный пес с лицом пожилого верного дворецкого – типа Энтони Хопкинса в «Остатке дня».
***
В том же дворе я видела тоже очень интересное. Уже подошла к условному входу – его обозначает шлагбаум. А передо мной шла семья. Мама и двое малышей – совсем маленькая девочка, ну лет трех максимум, и мальчик лет пяти. Мама катила сидячую коляску, мальчик медленно-медленно ехал на двухколесном детском велике, а малышка очень деловито и целеустремленно вышагивала впереди, на макушке у нее – хвостик-пальмочка, волосы иссиня-черные. И вдруг она побежала, а мальчик бросил велосипед и побежал следом. Я нарочно шла медленно, потому что мне нравится смотреть, как бегут совсем маленькие дети, такая в этом неуклюжая грация, невозможно просто. А! Я не сказала: эта семья – люди из Средней Азии. Мама молоденькая совсем. Ну и вот. Малышка бежала на детскую площадку, все быстрее (я вспомнила, как это в детстве действительно важно – перейти на бег, когда приближаешься к желанному месту, например, к пляжу в Таганроге, свернув с улицы в проулок). Добежала до песочницы. Ей навстречу из песочницы встала такая же малышка, только блондинка с почти белыми волосами. И дальше было дико смешно. Они стояли, разделенные бортиком песочницы, смотрели друг на друга влюбленными глазами – и визжали, просто прыгая, приплясывая на месте! Мальчик немедленно полез на лесенку. А мама покатила коляску и велосипед к лавочке. И вот тут. На лавочке сидела женщина, обрадованно поднявшая голову ей навстречу. Они обнялись. Эта женщина – русская, русоволосая, с короткой стрижкой, полноватая. Они перекинулись парой слов, а потом вот эта русоволосая женщина встала, оказалось, что на ней желтая майка курьера, взяла стоявший рядом с ней гигантский желтый короб доставки, продела руки в лямки, села на прислоненный рядом велосипед – и медленно поехала с площадки. Было часов восемь вечера, наверное. 
***
И в тот же вечер жизнь подогнала рифму. Я поднималась от Звездного уже к себе, совсем стемнело, издали мне навстречу медленно ехал велосипедист, рядом с ним медленно шел человек. Сначала я подумала, что кто-то из них пытается обогнать другого. А потом приблизилась. И вот. На велосипеде ехал курьер. В зеленой футболке, с тем самым огромным зеленым коробом за спиной, в бейсболке. Это был как раз юноша из Средней Азии. Причем совсем юный. Мне кажется, лет семнадцати. Круглолицый, с пухлыми щеками и губами, совсем детское лицо. А рядом с велосипедом шла женщина, маленькая, в белой блузке и длинной юбке. Я совершенно уверена, что – мама. Она что-то говорила, повернув и подняв к мальчику лицо, – и было видно, что у нее золотые зубы. Что она говорила – не знаю, потому что она говорила на их языке. Но это тот случай, когда неважно, потому что все время двигалась ее левая рука – она все время поглаживала мальчика то по плечу, то по предплечью, то клала руку на руль поверх его руки. Легкими такими мелкими движениями, почти невесомыми. И вот так они двигались – он ехал медленно-медленно, чтоб ей успевать идти рядом. 
***
Сегодня в Останкинском парке я сидела в аллее, отдыхая после большого пройденного отрезка, курила. И тут мимо прошла удивительная семья! Молодые папа и мама и малышка в сидячей коляске. Папа – просто здоровенный, загорелый докрасна. А мама – тоже очень загорелая, с выбеленной короткой стрижкой и сплошь, вся, целиком в татуировках, черно-сине-красных, даже на лице. Ангелоподобная малышка в коляске созерцала мир совершенно безмятежно, задумчиво посасывая большой палец. Прямо над ней к коляске была приторочена колонка. Из колонки играло что-то очень тяжелое. Шли они, кстати, медленно – это возможно даже под такую музыку, надо просто делать шаг на каждый четвертый, а то и восьмой счет. Когда они со мной поравнялись, я испытала мощный прилив гордости собой, потому что узнала песню. Это была металлическая группа «Сепультура», которую я знаю совершенно случайно: такое слушал молодой человек, с которым я когда-то недолго встречалась и который питал наивную иллюзию, что мой вкус можно развить в этом направлении. И было это ровнехонько 22 года назад, как раз примерно в это время – самый разгар. И вот, эта интересная семья уже скрылась в конце аллеи, а я смеялась сама с собой, что у меня все не как у людей. Легко испытать ностальгию по былой романтике под какую-нибудь лирическую песню. А вы под «Сепультуру» попробуйте, ага )))
***
В верхней точке большой аллеи на ВДНХ (это место почему-то называется ландшафтным парком, и там действительно ощущение, что ты где-то в Кисловодске) есть очень мною любимое место. Это площадка со столами для настольного тенниса. На ней всегда очень людно. Играет стар и млад, один на один и двое на двое, и еще вокруг толпа очереди дожидается. Я там всегда немножко замедляюсь, а то и останавливаюсь, потому что типажи – один другого интересней. Это такое место межвозрастного водяного перемирия, необыкновенно обаятельное, не опишешь. Сегодня там царил старик. Не пожилой мужчина, а именно старик. Но – «мощный старик» (с), более чем. Я даже вообразить не могу, сколько ему лет, мне кажется, что сто. Он довольно высокий, очень худой, сутуловатый, очень мышцатый, загорелая кожа – мелко-складчатый пергамент. Он был голый по пояс, в спортивных серых штанах. Еще у него длинные до плеч редкие седые волосы и седая короткая борода. На голове – капитанская фуражка. Такой шаолиньский какой-то типаж. Боже, как он играет!!! Он – молния! Он – метеор! Он загонял партнера (много более молодого наголо бритого дядьку). Тот крякал, досадливо вскрикивал, пытался шутить, а у старика было совершенно непроницаемое лицо. Вокруг было много мужчин разного возраста. И один, молодой совсем парень, как раз когда я подошла, крикнул старику: «Евгеньич, я занял за Витасей, после Витаси вы со мной!» Тут у меня приятно екнуло сердце, потому что вот так – «Евгеньич» - мой муж с юности называет моего брата. Евгеньич на этот крик только еле заметно сухо кивнул с каменным лицом Джеймса Бонда. Он там явно кумир и объект всеобщего щенячьего обожания. Я поняла, что надо бегом-бегом уходить, потому что тут недолго и влюбиться. 
***
А вчера я сворачивала с Королева на Цандера и там увидела такое. Уже совсем было темно, пол-одиннадцатого, но людей было много в жаркий этот влажный вечер, и они двигались медленно и расслабленно, как будто на приморской набережной. Ну и вот. Я увидела группу женщин, не меньше десяти человек, может, больше. Разного возраста. Все это были женщины из Средней Азии, но говорили они на русском, и я подумала, что, может, они из разных государств, поэтому используют русский как общий. Там были и женщины в возрасте, и молодые. Две – в низко повязанных косынках. Они медленно шли к автобусной остановке и остановились на углу. И тогда от них как бы отделилась одна, точнее, они ее окружили. Это была совсем-совсем юная девушка, очень красивая. С длинными распущенными черными волосами. Невысокая и тоненькая. В брючках с высокой талией – изумительная фигурка. И девушка эта катила огромный, в половину своего роста чемоданище на колесиках. Спустя секунду стало ясно, что женщины провожают ее до остановки, что это прощание. Одна женщина лет сорока сказала:
- Айжамалка, позвони сразу, поняла? Сразу!
Эта девушка – значит, ее зовут Айжамал, поклялась, что сразу позвонит. Потом она стала всех благодарить – поворачивалась по кругу и повторяла: «Спасибо! Спасибо вам! Спасибо!» 
Я остановилась под деревом поодаль и стала курить, потому что было интересно досмотреть.
Айжамалка сказала, смеясь: «Кто теперь на кровати моей будет спать? На счастливой?» - и все засмеялись и стали шутить, и я так поняла, что ее кровать у них считается почему-то «везучей», но почему – они не сказали, это какая-то внутренняя шутка для своих явно была. И мне подумалось, что все эти женщины, значит, живут в одной квартире, в таком маленьком как бы общежитии. 
Потом одна женщина, самая, кажется, старшая, сказала: «Я лично не знаю, как мы без Айжамалки будем теперь! Кто чай делать будет? Кто – мне брови выщипывать? Кто, а? Гулька будет. Гулька, будешь?» Женщина помоложе, которая «Гулька» - Айгуль? Бактыгуль? Гульбара? Гульнара? Гульзат? Жазгуль? Назгуль? – ответила, смеясь, с такой любовно-дерзкой интонацией: «Кто - я? Ваши брови? Нееее, спасибо! Только не я!»
И все опять засмеялись, а Ваня заплакал. В том смысле, что одна девочка-девушка реально стала плакать. И повторяла: не уезжай, ну почему ты уезжаешь, ну как я без тебя. А Айжамал с таким жалобно-канючливо-умиленным звуком «уууу» к ней шагнула и стала вытирать ей слезы, гладя по щекам. И другие женщины эту плачущую девушку гладили по голове и плечам сзади и что-то растроганно-утешающее ей гудели. 
Потом одна из женщин тревожно вскрикнула: автобус, автобус, это наш? автобус! И действительно, подъезжал, точнее, остановился на светофоре чуть дальше, автобус, и все бросились обниматься, целоваться и, по-моему, уже все немножко плакали. Но досматривать я не стала, почему-то не хотелось видеть, как маленькая хрупкая, как веточка, Айжамалка станет затаскивать в автобус свой гигантский чемодан, и как они будут друг другу махать и выкрикивать пожелания и напутствия, и как она уедет, а они медленно пойдут обратно, утешая ту плачущую девушку. До самого дома я размышляла, кто они и как живут. Они все работают в разных местах, а живут вместе? Они и работают, и живут вместе? Они родственники или совсем чужие, и просто так здесь подружились? Почему она уехала? Возвращается наконец, потому что, допустим, заработала столько, сколько планировала? Или, может, у нее дома кто-то заболел? Или, например, она едет замуж выходить? Таким теплом веяло от этой группы, я вам передать не могу, я мысленно целый фильм о них посмотрела, мне представился их год – осень, зима, весна, лето, их быт в этой маленькой женской коммуне, сестринстве, где так правильно встретились женщины разного возраста… 
***
Возле «Пятерочки» на Аргуновской навстречу мне шла девушка. В одной руке она держала телефон, а другой махала в камеру. Когда мы поравнялись, на лице ее цвела непередаваемая улыбка, нежнейшая. А из телефона на громкой связи раздавался задыхающийся, захлебывающийся детский голосишко, страшно взволнованно:
- Мам, подожди! Мама, я тебе еще хочу показать!
***
Мам, я тебе еще хочу показать…

Леся Орлова



Автор публикации: Снежана Аэндо
Комментарии

Добавить комментарий!

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
код вконтакте
код фейсбук
по просмотрам по комментариям
Для-хостела.рф