Опубликовано: 28 август 2019 г.

Разведчик от Бога


Иван Иванович Агаянц родился 28 августа 1911 года в городе Гянджа (в 1935–1989 годах – Кировабад) в семье счетовода. Его отец был сельским учителем и священником (в 1924 году он отрекся от духовного сана). 
Детские и школьные годы Ивана неотделимы от бурных событий, которые происходили в тот период и в России, и в Закавказье.
Воспитанием мальчика занималась сестра – врач по профессии. В ее доме он набирался знаний в самых различных областях, приобщился к изучению иностранных языков. Ему импонировали взгляды и убеждения двух старших братьев, которые, безоговорочно и с энтузиазмом приняв советскую власть, в дальнейшем стали чекистами. Это впоследствии определило выбор и самого Ивана.
После окончания экономического техникума он сменил ряд профессий на производстве, находился на комсомольской и партийной работе. В 1930 году Иван Агаянц вслед за старшими братьями переезжает из Гянджи в Москву и становится сотрудником Экономического управления ОГПУ. Напряженные будни на Лубянке не помешали ему выкраивать часы для занятий историей и юриспруденцией, литературой и искусством. Благодаря исключительным способностям он в совершенстве овладел французским, персидским, турецким и испанским языками, достаточно хорошо знал английский и итальянский.
В 1936 году Ивана Агаянца переводят в аппарат внешней разведки, а уже в 1937-м командируют во Францию, в парижскую резидентуру. Сначала он находился в штате советского торгпредства, а затем возглавил консульский отдел посольства СССР. После падения республиканского режима в Испании принимал участие в операции по выводу в Советский Союз лидеров испанских коммунистов Хосе Диаса и Долорес Ибаррури. (Следует отметить, что один из старших братьев Ивана Агаянца – Владимир – в 1934–1937 годах довольно успешно трудился в парижской резидентуре. С мая 1937 года руководил берлинской легальной резидентурой. Лично восстановил связь с ценными источниками советской разведки: сотрудником гестапо «Брайтенбахом» и чиновником МИД Германии «Винтерфельдом». К сожалению, в декабре 1938 года он скончался в Берлине во время хирургической операции.) 
Когда в 1940 году командировка подошла к концу, Иван Агаянц вернулся в Москву. Здесь он получает должность начальника отделения, а затем – заместителя начальника одного из отделов 1-го Управления НКГБ СССР (внешняя разведка).
В июне 1941 года Берлин потребовал от иранского правительства вступления в войну на стороне Германии. Несмотря на сочувствие Реза-шаха Пехлеви гитлеровцам, созданный им Высший военный совет отверг это требование. Тогда немецкие спецслужбы начали подготовку государственного переворота. Для этого в Тегеран в начале августа 1941 года тайно приезжал шеф германской военной разведки (абвера) адмирал Канарис. На иранской территории резко активизировалась разведывательно-диверсионная деятельность фашистской агентуры. 
Разумеется, Москва не могла оставаться безучастной к развитию событий в Иране. Она трижды предупреждала правительство соседней страны о создавшейся угрозе вовлечения ее в войну на стороне противников СССР. Поскольку эти заявления игнорировались, а обстановка продолжала ухудшаться, на основании 6-й статьи советско-иранского Договора от 26 февраля 1921 года и по согласованию с Лондоном и Вашингтоном Кремль принял решение о вводе частей Красной армии в северные провинции Ирана. Одновременно в его юго-западные провинции вошли войска Великобритании. Советские и английские подразделения соединились в районе Казвина, южнее Тегерана, а 17 сентября вступили в иранскую столицу. 
Однако жесткое противоборство спецслужб союзников с абвером и политической разведкой (СД) нацистской Германии в Иране продолжалось до конца войны. Более того, Иран использовался гитлеровскими «рыцарями плаща и кинжала» и для ведения разведывательно-подрывной работы на советской территории. Тегеранская резидентура, которую возглавлял Иван Агаянц, сообщала в Центр в конце 1941 года: «Немцы из Ирана руководят разведкой, работающей в СССР, немцы «перелетают» из Ирана в СССР и обратно, как саранча».
Отметим, что в Тегеране действовала главная резидентура советской внешней разведки. Ей были подчинены периферийные резидентуры и разведпункты в различных иранских городах. 
Перед тегеранской резидентурой руководством Лубянки была поставлена приоритетная задача по «созданию агентурной сети в целях выявления сотрудников и агентов иностранных разведок, враждебных СССР организаций, предотвращения возможных диверсий и иной подрывной работы, направленной на срыв военно-хозяйственных мероприятий, проводимых СССР в Иране».
Со всем этим Ивану Агаянцу и его подчиненным удалось справиться благодаря умелому осуществлению всесторонне продуманного комплекса разведывательных мероприятий. Агаянц лично участвовал в проведении наиболее важных операций, связанных порой с риском для жизни, проявил незаурядные способности в вербовочной работе. В документах Лубянки отмечалось: «Важная оперативная разведывательная информация, получаемая советскими разведчиками в Иране, сыграла существенную роль при принятии военным командованием и руководством страны тех или иных политических и военно-стратегических решений».
Тегеранской резидентуре довелось реализовывать и ряд острых оперативных мероприятий против британских коллег. 
Так, Агаянцу стало известно, что англичане создали в Тегеране разведывательную школу, в которой обучают специалистов для подрывной работы в Советском Союзе. И это несмотря на то, что Москва и Лондон являлись союзниками по антигитлеровской коалиции, а их резидентуры в Иране даже сотрудничали по некоторым оперативным вопросам. В школу набирали молодых людей со знанием русского языка. В основном это были выходцы из СССР, которых готовили для заброски с разведывательными заданиями в советские республики Средней Азии и Закавказья. Срок обучения – шесть месяцев. Конспирация – строжайшая.
По заданию Агаянца один из его источников «Амир» (сын нелегального советского разведчика в Иране, в будущем – сам выдающийся советский разведчик, Герой Советского Союза Геворк Вартанян) внедрился в разведшколу. Через некоторое время у резидентуры была подробная информация об этом «учебном заведении» и занимающихся в нем курсантах. Переправленные на территорию СССР выпускники школы обезвреживались или перевербовывались и работали «под колпаком» советской контрразведки. В конце концов англичане заподозрили неладное. И тогда на одной из встреч с официальным представителем британской разведки в Иране советский представитель указал ему на «несоюзническое поведение». Англичанин все отрицал. Однако в скором времени школа перестала существовать.
Но все же главный успех заключался в ином. Активность советской разведки в Иране по существу парализовала деятельность подпольных профашистских организаций в стране, способствовала нанесению сокрушительного удара по немецким спецслужбам: они не смогли в полной мере использовать свой потенциал и решить многие из поставленных перед ними задач, в том числе и по подготовке покушения на руководителей трех союзнических государств в ходе работы Тегеранской конференции, которая проходила с 28 ноября по 1 декабря 1943 года.
Из истории хорошо известно, что в 1943 году, в период работы Тегеранской конференции, гитлеровские спецслужбы планировали уничтожить лидеров «Большой тройки». Проведение операции по физическому устранению глав трех государств, названной «Длинный прыжок», Гитлер поручил опытнейшему парашютисту-диверсанту Отто Скорцени.
Передовая группа подразделения Скорцени, состоявшая из шести человек, включая двух радистов, была сброшена на парашютах с большим количеством оружия и снаряжения в районе города Кум, что в 70 км от иранской столицы. Отсюда им надлежало пробраться в Тегеран, наладить радиосвязь с Берлином и подготовить условия для высадки основного десанта и самого Скорцени. Теракт планировалось осуществить 30 ноября – в день рождения Черчилля. Более двух недель передовая группа добиралась до Тегерана и разместились на конспиративной вилле, подготовленной для них немецкой агентурой. 
Резидентуре Агаянца удалось первой получить информацию о десанте и обнаружить местонахождение немецких «коммандос». Они были арестованы. Когда в Берлине стало известно о провале передовой группы, там решили отказаться от направления в Тегеран главных исполнителей операции «Длинный прыжок».
В период работы в Тегеране Ивану Агаянцу пришлось выполнять и другие важные оперативные мероприятия. Так по заданию Центра он выезжал в Алжир для проведения неофициальных встреч с Шарлем Де Голлем. Разведчику нужно было выяснить, какие силы стояли за генералом и каковы его шансы стать национальным лидером французов. Особый интерес для Москвы представляли взгляды Де Голля на послевоенное устройство Европы. Агаянц успешно справился с возложенной на него миссией.
После Ирана Иван Иванович находился в качестве резидента в Париже. Однако по состоянию здоровья командировка не была продолжительной (дал себя знать хронический туберкулез, которым этот энергичный и жизнестойкий человек страдал с середины 1930-х годов). С 1948 года он работал на руководящих должностях в центральном аппарате внешней разведки. В 1959 году возглавил Службу активных мероприятий. А несколько лет спустя газета «Нью-Йорк геральд трибьюн» сообщила, что в Конгресс США поступил доклад ЦРУ, в котором указывалось, что осуществлению многих операций американских спецслужб активно мешает деятельность структуры Лубянки, которой руководит генерал-майор Агаянц.
После возвращения в Москву в сентябре 1947 г. И. Агаянц возглавил одно из управлений Комитета информации при МИД СССР (это был период реорганизации внешней разведки). Совершенствуя свои знания и повышая квалификацию, он прошел обучение в Высшей партшколе при ЦК КПСС (1951–1955 гг.) и в адъюнктуре при Военно-дипломатической академии Советской Армии – ВДА (1955–1956 гг.), успешно работал над кандидатской диссертацией.
В 1959 г. было создано специальное подразделение – отдел «Д», – предназначенное играть роль организатора и координатора внешней разведки в области разработки и реализации активных мероприятий. Руководителем отдела был назначен И.И. Агаянц, обладавший большим опытом, обширными знаниями, государственным мышлением и способностью к новаторству (ибо начинать пришлось с нуля). У Агаянца был яркий дар подбирать и умело расставлять кадры, ставить перед ними задачи сообразно с деловыми и личными качествами, возможностями и способностями сотрудников. Личные контакты с работниками ЦК КПСС и многочисленными представителями внешнеполитических ведомств значительно способствовали успеху работы отдела.
Во время работы Ивана Ивановича в отделе были проведены операции, разоблачающие планы США по оказанию влияния на позиции ряда правительств, генштабов и разведок противника по политическим, экономическим и военным вопросам. Были сорваны агрессивные планы США против Кубы, Конго, Лаоса.
16 декабря 1965 г. Совет Министров СССР принял постановление о присвоении И.И. Агаянцу звания генерал-майора. Не будучи «паркетным генералом», он всегда был предан своему делу и глубоко убежден в важности разведки для нашего государства. Этому он учил своих слушателей в спецшколе №101 (теперь – Академия внешней разведки), где проработал начальником кафедры спецдисциплин с 1954 по 1959 г. При нем вышел первый учебник политической разведки, который стал основным пособием для слушателей.
В 1967 г. Иван Иванович был назначен заместителем начальника Первого Главного управления КГБ (внешней разведки). 
Иван Иванович прожил совсем мало, умер в расцвете творческих сил 12 мая 1968 г. в возрасте неполных 57 лет. 
За успехи в разведывательной деятельности генерал Агаянц удостоен орденов Ленина, Красного Знамени, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны 2-й степени, награжден двумя орденами Красной Звезды, многими медалями, кроме того, орденами и медалями зарубежных стран.
В кабинете истории разведки в штаб-квартире СВР в Ясенево есть мемориальная доска, на ней 68 имен. Это люди, внесшие свой значительный вклад в становление, развитие и деятельность нашей разведки за почти восьмидесятилетнюю ее историю. Среди них имя Ивана Ивановича Агаянца занимает достойное место.


Автор Олег Филинюк
Автор публикации: Снежана Аэндо
Комментарии

Добавить комментарий!

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
код вконтакте
код фейсбук
по просмотрам по комментариям
Для-хостела.рф