Опубликовано: 04 август 2018 г.

Художник из Вохменки...


Елена Попова поселилась в деревне, чтобы заниматься творчеством в своём доме‑мастерской
Вещи, выходящие из рук курганского мастера Елены Поповой, — как свежий воздух, как глоток чистой воды. Летящие птицы, плывущие лодки, бегущие звери. Рыбы, дирижабли, музыкальные инструменты — что за странные украшения? Да и украшения ли это в привычном смысле слова? Лаконичные стихотворения в металле. Дорожные знаки на пути к собственному детству и началам цивилизации. Молчаливая женщина из зауральского города, Елена Попова обладает даром видеть мир таким, каким он был изначально создан. Художник, как проводник, показывает нам путь к истоку жизни — к суровой простоте, где с человеком остается только самое необходимое. Красота. Творчество. Труд.



Художник Елена Попова известна еще и под псевдонимом Елена Галка. Галка — черная легкая подвижная птица, самая обыкновенная с виду. Но легенды приписывают этой птахе колдовское умение накликать дождь, а селится она то на обрывистых берегах рек, то на полуразрушенных колокольнях и в старинных водонапорных башнях, то на чердаках обычных пятиэтажек-«хрущевок». Так и Елена ищет вдохновения у дикой вольной природы, у русских сел и деревень, у повседневного быта, незаметно, но бесповоротно преображающегося под ее взглядом в бытие.
«Я занимаюсь декоративно-прикладным искусством, если точнее — металлопластикой, — рассказывает Елена. — Слово «ювелир» здесь не подходит — сразу возникает расхожая ассоциация с золотом и бриллиантами. Но я не работаю с этим металлом, у золота, на мой взгляд, слишком мало возможностей для художественного выражения. Это бросающийся в глаза показатель финансового достатка владельца — и только».
А вот серебро как материал — один из фаворитов Елены, и еще ей близки медь и латунь. Камень Елена недолюбливает, говорит, слишком он холодный и тяжелый. Хотя по образованию Елена Попова как раз камнерез, научилась этому ремеслу в Нижнем Тагиле, после того, как, окончив художественную школу в Кургане, поступила в Уральское училище прикладного искусства.
Но студенческие годы пролетели быстро, и вот позади и Нижний Тагил, и поездки на практику в алтайскую глубинку, где до сих пор действует камнеобрабатывающий завод, построенный некогда Демидовыми, знаменитыми русскими предпринимателями. Там, в деревне с нежно звенящим именем Колывань, алтайские женщины распиливали каменные глыбы чароита и лазурита на тонкие пластины. Потом студенты-практиканты вырезали на станках из этих пластин фрагменты живописного каменного панно, задуманного главным художником, и приклеивали их на огромные шиферные листы. Так получалась мозаика, которая, быть может, и сейчас украшает новосибирское метро. Юность отдана камню, но душа к нему не лежит, так что же делать после возвращения из училища в Курган?



Сначала Елена Попова стала бутафором в знаменитом кукольном театре «Гулливер». «У меня же профильный предмет в училище — скульптура. Вот я и лепила головы кукол. В трудовой книжке до сих пор есть запись «бутафор особо сложных и ответственных работ», — улыбается Елена. — Потом вышла замуж, родился ребенок. Когда сын пошел в первый класс, мне стало ясно: надо найти такую работу, чтобы позволяла быть дома и попутно помогать ребенку в учебе. Тогда я и начала учиться металлопластике. Спала по четыре часа в сутки. Рано утром вскакивала, чтобы успеть поработать и приготовить завтрак, потом отводила сына в школу и бежала по мастерским курганских ювелиров — за знаниями, умениями и навыками.
Обучали меня все и всему понемногу. Кто-то — пилить лобзиком, кто-то — раскатывать металл, тянуть проволоку… При этом мало кто верил, что из меня что-то получится, ювелир ведь традиционно — мужская профессия».
С середины 90‑х годов прошлого века Елена Попова стала принимать участие в областных выставках ювелирного искусства. В 2002 году принята в Союз художников России. Традиционные декоративные мотивы (листья и цветы) ей довольно скоро наскучили. Художника тянуло не столько украшать жизнь (она и так прекрасна), сколько разгадывать ее — к знакам и символам.
В начале 2000‑х годов Елена повезла свои работы в Ханты-Мансийск на Международный археологический конгресс, там заинтересовалась народной культурой коренных обитателей Севера — хантов и манси. Этническая тема оказалась неисчерпаемой, поскольку у любого народа есть символические изображения животных, растений, людей, наивные и светлые, как детские рисунки.
Детство цивилизации и детство человека одинаковы по существу и роднят их тяга к простоте и изумление перед лицом мироздания. Дети сразу видят главное, суть, основу явления и умеют удивляться этой сути, считает Елена. Ребенок рисует, когда удивлен, и стремится передать прежде всего свое потрясение, выразить бурю эмоций, в то время как взрослый будет просто копировать увиденное, заботясь о внешнем сходстве. А удивиться малыш может чему угодно, да хоть маминому халату, на котором десять пуговиц. Ребенок изобразит эти пуговицы, и они станут главными на его картине. Остальное для детей уже неважно, пока они не замучены основами композиции.
Подвески и серьги, выходящие из рук Елены, ни с чем не спутать — авторский почерк, индивидуальность, но эта индивидуальность оказалась близкой очень многим. И это естественно — художник обращается к подсознанию, к тому, что роднит нас всех. Вот лодка, символ переправы из одного мира в другой, все мы совершали это путешествие и совершим вновь. Вот птица — символ свободы души. Вот шаманский бубен — способ диалога с мирозданием. Этника, архаика — то, к чему мы приходим, когда задумываемся: кто я, где мои корни, кто мои предки?


У художников нет отпусков, потому что работать в этом случае — как дышать и думать, остановиться невозможно.
«Мне надо жить там, где я работаю, и работать там, где я живу. Если ты художник, ты же не можешь творчески мыслить по расписанию, с 8 до 17 часов, — объясняет Елена. — Поэтому идеальный вариант — это свой дом, где есть большая мастерская. Сейчас у меня эта мечта сбылась — появился собственный дом в деревне Вохменка Юргамышского района».
О деревне, ставшей для мастера «местом силы», Елена Попова может говорить часами. Появившись на свет и сформировавшись как личность в городе, Елена, может быть, неожиданно для самой себя нашла посреди озер и лесов Зауралья гармонию — чувство, что все кусочки в пестрой мозаике жизни наконец-то совпали, обрели свое место. В гармонии — красота, которая у каждого своя. У Елены — неброская, как выгоревший на солнце старый дощатый деревенский забор, каллиграфически четкое отражение камышей в воде, ромашковое поле. Здесь никем не надо притворяться, да и не получится. Надо лишь максимально быть собой. Для Елены Поповой это значит — творить.
«В деревне я получила долгожданную возможность работать с большими объемами, экспериментировать, сочетать разные материалы, например, дерево и металл. Там можно без помех делать масштабные арт-объекты, использовать при этом хоть сварочный аппарат, хоть гальванические ванны», — говорит Елена, и становится окончательно понятно, что в ее понимании гармония, а значит, и красота невозможна без свободы. Свобода творчества, свобода мысли не приводит к хаосу, а, напротив, отбрасывает всё наносное, искажающее, маскирующее, оставляя чистый и четкий первообраз души.
«Художник работает только для себя, это его личный поиск и личный путь. Мнение зрителя — не главное, — уверена Елена. — Интересно не добиваться славы и признания, а осваивать новые материалы, экспериментировать с их сочетаниями, смотреть, что из этого получается. Сам процесс творчества — смысл и награда».
Но в нашем мире не удается остаться в башне из слоновой кости и отрешиться от людей. Да и не нужно, поскольку, по мнению Елены Поповой, суета — не вокруг, а внутри человека. Если ты внутренне сосредоточен и душа свободна от хлама, никакой быт, никакие окружающие твоей гармонии не нарушат.
«В начале лета ко мне начали приходить деревенские дети. Родители тоже приходили и сообщали, что их чада рисуют. Я не планировала заниматься с подрастающим поколением, но в итоге стала обучать их рисунку и декоративно-прикладному искусству. А пока учишь детей, и сам поневоле совершенствуешься, узнаешь новое и постоянно делаешь открытия», — рассказывает Елена.
Мастер передает знания и умения не только детям и не только в области искусства. В деревенском клубе часто собираются женщины и делятся друг с другом секретами огородничества, кулинарии, шитья. Пригласили и Елену, но не для того, чтобы выведать тайны ювелирного ремесла.
«Женщины удивлялись, что я сама делаю почти всю мужскую работу, управляюсь с пилой, шуруповертом. Говорю, могу вас научить пользоваться электролобзиком. Они так воодушевились! — вспоминает Елена. — А я действительно с утра первым делом думаю: так, сегодня мне надо смастерить табуретку, распилить доски, зацементировать кусок стены, врезать окно. Почти все в доме и на участке я делаю своими руками, и это доставляет мне огромное удовольствие. Более того — вдохновение часто приходит ко мне, когда в руках строительные инструменты … или весло! Очень люблю водный спорт, а поскольку деревня окружена озерами, я собираюсь обзавестись легкой лодкой под названием каяк — в юности занималась водным туризмом».


«Сейчас у меня новый проект», — Елена протягивает мне большой блокнот для зарисовок и записей, с которым практически никогда не расстается. Среди набросков деревенских пейзажей, северных орнаментов и трогательных юмористических миниатюр, которые художник называет «галками», — рисунки странных механизмов, сделанные с фотографической точностью. Это старинные приборы для метеорологических измерений.
«Я увидела эти приборы в Москве на выставке Русского географического общества, сфотографировала, а потом перенесла на бумагу, — поясняет Елена. — Они измеряют направление и силу ветра, давление, влажность воздуха… Сейчас вещи, сделанные в подобном стиле, называют «стимпанк» — это сочетание футуризма и ретро. Для стимпанка как раз требуются мои излюбленные материалы: медь, сталь, бронза, латунь, потемневшее дерево, кожа, кирпич. Хочу сконструировать подобные приборы — только представим, что они созданы для наблюдений не за погодой, а за настроением и душевными качествами.
Например, браслет, который измеряет частоту биения сердца во время влюбленности. Флюгарка, определяющая силу ветра в голове. Регистратор направления мыслей. Детектор лжи и измеритель лени… Сделаю такие украшения, а потом, может быть, увеличу их — тогда они начнут жить уже как арт-объекты для интерьера».
Елене часто говорят, почему бы тебе не открыть «свечной заводик», то есть набрать подмастерьев да и посадить их штамповать украшения? Поставь дело на поток, открой предприятие и греби деньги лопатой. А художнику надо видеть конкретного человека, для которого предназначается украшение, его выражение лица, его стиль одежды и манеру поведения, почувствовать его индивидуальность. И уже тогда именно для этого человека придумать и сотворить такую вещь, чтобы она, находясь с ним в гармонии, работала — указывала путь, успокаивала сердце, придавала сил. Ведь самое главное, по мнению мастера, — это гармония, обретение своего места во Вселенной. Хорошо, что это место Елена Попова нашла именно здесь, в Кургане и его окрестностях.
Фото: из архива Елены Поповой

Автор Анна Володина
Автор публикации: Снежана Аэндо
Просмотров: 463
Комментарии

Добавить комментарий!

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
код вконтакте
код фейсбук
по просмотрам по комментариям