Опубликовано: 19 апрель 2019 г.

Военный педиатр Юрий Грушин :"Детей лечить было некому и воевать – некому. Вот я и совмещал»


Донецк – город контрастов. За годы войны привыкли и к военным шахтерам, и к военным бизнесменам, и к военным инженерам. Но иногда все-таки случается удивиться – военных педиатров точно не было

Эта история началась с телефонного разговора:
- Заболели у меня в 15 году дети. Температура под 40. Грипп, наверное. Вызвал педиатра. Сказали ждите. Я жду. 10 часов утра нет, час дня - нет. Ну, думаю, это я много хочу. Тут все летает, взрывается, кто к нам на Привокзальный сунется? Какой врач? Когда звонок в дверь. Открываю. Стоит дедушка, ну, пожилой мужчина, седой, белый халат, на груди стетоскоп. Под халатом разгрузка, в разгрузке пистолет Макарова.
- Педиатра вызывали, - спрашивает.
Посмотрел детей, выписал лекарства. Про совмещение пистолета Макарова и стетоскопа сказал - воевать некому и лечить некому. Приходится совмещать, - рассказал мой друг такую историю.
Военного педиатра зовут Грушин Юрий Николаевич. 40 лет медицинского стажа. Недавно ему исполнилось 70 лет. Женат, двое сыновей. Живет на привокзальном, там же и работает.
- Я всю жизни проработал травматологом. После выхода на пенсию вернулся в педиатрию. Увидел объявление «Срочно требуются педиатры» подошел к главврачу 20-й больницы и с тех пор, с сентября 2012 года работаю педиатром.
- Но вы же еще и воюете?
- Воевал. С самого начала пошел в ополчение. У меня медаль есть «ополченец Донбасса». Потом некоторое время служил по контракту. Как врач. Начальник медицинской службы одной из частей. Позывной Эскулап.
- Как вы приняли решение пойти воевать?
- А что тут принимать? Я не сомневался с самого начала. Что тут решать? Решать нечего. И жена так же думала. Надо быть там, где ты нужен.
- Детям вы тоже нужны
- А я не оставлял детей. По распоряжению Захарченко доктора, которые служат, если есть такая возможность – принимали и мирных. Нехватка докторов всегда была.
- Приходилось попадать в какие-то крутые замесы?
- Для этого не обязательно ездить на передовую. Одно время достаточно было ходить по вызовам. Я живу в прифронтовой зоне. И над нами летало и рядом падало, и прямо возле входа в нашу амбулаторию мина взорвалась. В соседний дом в крышу попало крупнокалиберное. Но не взорвалось. Супермаркет «Амстор» рядом, куда было несколько попаданий. Мой участок - это большой частный сектор. Много домов с попаданиями. Мало того, когда украинцы контролировали аэропорт, по частному сектору работали их снайпера. В районе Октябрьского просто расстреливали людей на улице. Психологически сложно было.
Как спасти раненного
- Что входило в ваши военные обязанности, когда вы пошли в ополчение?
- Вначале мы организовывали тактико-медицинскую службу. Нам надо было организовать четкое медицинское обеспечение наших ребят. Сначала это было трудно. Никто не знал что, куда, как. Надо было четко представлять, как забирать с поля боя, как доставлять до близлежащего блиндажа. Там, где я работаю – это передовая, первая помощь, транспорт – у нас это мотолыга, МТЛБ, вот на ней до линии, куда приезжает скорая, потому что не во все районы скорую пускали, а там уже знают в какую больницу с какой травмой везти. Паники никогда не было. Были такие часы-пик. Было много работы и мало организации. Сейчас уже все налажено, все стоит на рельсах.
- И что вот так прямо с передовой, с «мотолыги» к новорожденным?
- Мои пациенты знали, что я и на фронте, и в поликлинике. Иногда не успевал переодеваться, так и приходил в военной форме. Однажды не открыли, испугались. Но это новые, из вернувшихся. Мои все в курсе. Но, скажем так, я никогда никого не подвел. У всех моих родителей есть мой телефон. Они знают, что если не беру, значит, не могу. Перезвоню, как освобожусь.
- Для военных обычно специальные госпитали есть.
- У нас был госпиталь на базе больницы Калинина. Но по правилам госпиталь организовывается из расчета один госпиталь на сто тысяч военных. Располагаться он должен не менее, чем в 80 километрах от линии фронта. Какой смысл его организовывать, если у нас гораздо ближе много прекрасных специализированных клиник? Но поначалу, в острой фазе 14-го, когда не знали, куда везти он был нужен. Сейчас все четко организовано, надо просто поддерживать.
- Трудно было перестраиваться с обычного врача на военного?
- Я всю жизнь как на войне. У меня 26 лет стажа острой ургентной травматологии. Там нагрузки все время, как на передовой. Так что особо переучиваться не пришлось. Это же Донбасс – это шахтные травмы, это производственные травмы, аварии. До войны вон везли курсантов военного училища на учения. В кузове минный заградитель. Проезжали под мостом – минный заградитель, а он высокий такой, не прошел, упал, один курсант насмерть, семерых придавило и к нам, в реанимацию. Несколько раз после матча была давка на выходе со стадиона «Шахтер». Людей потоптали. Автобус-частник Макеевка-Мариуполь – набрал людей, вез. Шел по трассе, зацепил правым бортом стоявший на обочине панелевоз. И кто сидел справа – поотрывало ноги. Или вот была драка в Буденновском районе. Ножевое в голову. Так этот с ножом в голове какое-то время еще бежал за своим обидчиком, потом попытался убрать помеху, понял, что это нож, сел в рейсовый автобус и из автобусы ему уже скорую вызвали. Большой такой охотничий нож. Все лезвие вошло. А он же только ручку видел. Сделали снимок – лезвие прошло решетчатую кость и остановилось в миллиметре от турецкого седла, то есть костной перегородочки. Проникающего нет, не достало. Это в мирное время. А вы говорите – война. Это случаи из практики, чтоб вы поняли, что я всю жизнь на войне. У нас в травме кто работает, кто остался и сразу не ушел оттуда – это самые смелые люди. И опытные.
- Кто-то из раненных запомнился?
- Запомнился. Лечили в травматологии в отдельной палате. Бандерлога. Выписали здорового. Отдали здорового на обмен. А он потом расстрелял автобус под Волновахой, помните? Там много погибло, в том числе и беременная женщина. А мы его отпустили.
- Не может быть. Это точно он был?
- Он-он. Там же была фамилия. И как это объяснить? Он, когда в травме лежал не скрывал своей ненависти. И они все такие. Сейчас на передовую зашли "Правый сектор" и "Азов" (запрещенные в РФ организации). Их не жалко. Этих в плен брать не будут. ВСУшники - они во второй линии, потому что как бойцы – они никакие. А радикальные группировки впереди. Их не жалко. Это я вам мнение наших бойцов говорю.
- Из наших кто-то запомнился?
- Привезли в травматологию разведчика нашего. Он в районе Абакумоваподорвался на мине. В общем, ему оторвало руки по среднюю треть предплечья- обе кисти. На БТРе его быстро доставили в травму. Я как раз там был. Надо было на каталке его, а он нет - своими ногами дошел до операционной. Кроме рук у него еще осколочные в печень. А в грудь - нет, не попало. Тут у него автомат был. Он выжил. Но инвалид. Обе руки. Организовали протезирование. Вот он запомнился - очень тяжелый был, но выжил.
- А еще наш пост, ну блиндажик такой был. И там три бойца. И туда попадание было, взорвался газовый баллон. Причем, двое были на месте, а третий пошел дрова собирать. И он кинулся на помощь, хотел вытащить своих товарищей, сам обгорел - он в джинсах был и кожи осталось как высокие шорты. Молодой совсем парнишка. Ожоги третьей, четвертой степени. Мы его в ожоговое доставили, там у Фисталя спецы хорошие работают. Поставили его на ноги. Вот он запомнился. Кинулся спасать ребят, а от ребят на тот момент одни головешки остались.
- ДРГ их к нам зашло. Наших в упор расстреляли. В окопе, сверху. Входное отверстие под ключицу, выходное под лопаткой. Огромное. Развороченное. Выходное всегда больше входного. Остальных в посадке через два дня нашли. Убитых. Радости на войне мало.
- О чем-то жалеете?
- Я думаю, что, зря нас остановили нас в 2014-м, взяли бы Мариуполь. Насколько я знаю, там на тот момент никого не было, все выехали. Все убежали. Ляшкопоймали в аэропорту и за взятку отпустили. По слухам взятка была один миллион гривен. А собирались повесить на первом дереве. Славянск надо было взять, чтобы с водой быть.
- ВЫ можете оценить потери наши и ВСУ?
- Наши потери значительно меньше, чем в ВСУ. 1 к 15 где-то. Ситуация такая – с той стороны нашествие крыс в окопах, в расположениях. Почему? Потому что они не хоронят убитых. Кого-то отдают, а так – бульдозером закапывают. Крысам раздолье. Они размножились в разы. В окопах грызут пятки живым. Это то что я знаю. Дальше – у них эпидемия кори. У нас – нет. Если есть, то в основном заезжие. Гепатита С у нас практически нет, в отличие от Украины.
- Не хотелось все бросить?
- Ни в коем случае. Даже не думал никогда. Будь я помоложе, я бы и сейчас там был. Мне просто неловко было, что в тылу работать некому. И когда была возможность, я совмещал, приходил работать в поликлинику. Сначала это было практически невозможно, а потом ничего, получалось совмещать. По нашей улице вели «киборгов», которых захватили в аэропорту. Их же вели через весь Донецк. Больше всего меня поразили нашивки «Рабовласнык» у них на груди. Пришли нас порабощать. О чем разговаривать? Как тут бросить?
Мы уже заканчивали разговор, последний вопрос стал бы хорошим финальным аккордом интервью. Но я не могла не заметить, что пожилого врача что-то беспокоит. Я настояла, и Юрий Николаевич все-таки рассказал, что его тревожит. Оказывается, недавно его уволили из детской поликлиники, где он работал на пенсии и всю войну. Ситуация мягко говоря, странная. И это при том, что министр здравоохранения озвучил дефицит медицинских кадров в 5000 человек!
- Я бы обязательно поднял вопрос о открытии юридической медицинской кафедры. Медперсоналу нужна правовая защита. Сейчас почему-то участились случаи, когда начальники в медучреждениях – это царь и бог. При желании огрехи можно найти всегда. И вот выискивают этих «блох» вызывают, и пиши по собственному. Если нет – увольняют по статье. Врачи беззащитны.
Дело в том, Юрия Николаевича уволили. По статье, за прогулы. О чем есть соответствующая запись в трудовой. За что? В январе этого года, Юрий Николаевич сопровождал группу донецких детей (146 человек) в поездке в Москву.
- Сложилась форс-мажорная ситуация. Поздно вечером позвонила знакомая – Юрий Николаевич – спасайте. Поездка под угрозой срыва – у нас нет врача. Врача должны были назначить из детского республиканского центра, но там объявили карантин по кори. А это межгосударственная программа, которая оказалось под угрозой срыва. 146 детей! Я согласился. Утром съездил в амбулаторию, написал заявление на бесплатный отпуск. Причем, заведующая к счастью была на месте, оставил заявление и уехал.

В Москве опыт и знания Юрия Николаевича пришлись ой как кстати. За время поездки из 146 детей 44 ребенка переболели. В Донецк все вернулись здоровыми. Москвичи даже грамоту и благодарность вручили нашему врачу. По возвращению домой, Юрия Грушина ждал «сюрприз». Заведующая амбулатории потребовала, чтобы он написал заявление об уходе, иначе увольнение по статье.
- Разговор происходил на повышенных тонах, в присутствии среднего и младшего медицинского персонала. Мне 70 лет, 40 лет врачебного стажа, но такое со мной впервые. Увольняться я отказался. Я всю войну здесь проработал, когда педиатров не хватало. Да и сейчас не хватает. Тогда заведующая устно запретила сотрудникам направлять ко мне моих больных. Я приходил на работу и сидел в пустом кабинете. Через две недели мне выдали трудовую и приказ на увольнение за прогулы. Причем, заведующая все проверила. Она звонила организаторам поездки и спрашивала – действительно ли там был форс-мажор. Ей подтвердили. Я не прогуливал, я был в составе международной группы. Я ударник коммунистического труда, это есть в трудовой. И благодарности есть в трудовой. И вот – уволен по статье за прогулы и я такой не один. Начальство уверено в своей безнаказанности. Мало того, каждый месяц мы сдаем 1% от зарплаты и нигде при этом не расписываемся. Говорят, на картриджи. Но раз мы нигде не расписываемся, это незаконно.


Юрий Грушин написал заявление в прокуратуру, но не очень верит в торжество справедливости. Спустя несколько недель после интервью, Юрий Николаевич почти смирился с таким положением, и не верит, что что-то изменится даже после заявления в прокуратуру. 


Автор ОЛЬГА ГОРДО
Источник​​​
Автор публикации: Снежана Аэндо
Комментарии

Добавить комментарий!

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
код вконтакте
код фейсбук
по просмотрам по комментариям
Для-хостела.рф