Опубликовано: 15 февраль 2019 г.

Жанна Таль: Свет в каждом сердце...


... Говорят, что в странах Востока, особенно в Индии... 
там говорят, что когда человек любит, он безгранично счастлив… Но если даже он любит без взаимности, он всё равно счастлив. Грусть там, терзания души, ревность там, слёзы – это всё мимо. Он просто благороден становится, добр ко всем, так вовнутрь чище как-то...
Сегодня День Рождения у певицы, имя которой знает каждый. От мала до велика...
Певицы, которая, покинув этот мир, оставила глубочайший, теплый, душевный Свет в каждом сердце, услышавшим ее.
У Анны Герман...



Она, подобно Ангелу, исцеляет болезни. Ее голос снимает любой, даже самый тяжкий, груз с сердца, очищает Душу. 
Ее песни заставляют непроизвольно плакать и улыбаться, задумываться и улетать в небеса... мечтать и верить в чудо.
Она из тех единиц, из тех неземных Гениев, которые вне времени. Которых будут помнить, петь и любить через сто, двести, триста лет... Она на века.
Когда вы устанете от негатива, когда на душе скребут кошки, когда кажется, что просвета не видно... просто вспомните о ней. Послушайте ее песни, такие разные. И задорные, и печальные, и смешные, и трагические, и трогательные, и мужественные...
Она поёт для каждого именно то, что ему сейчас необходимо. Вот именно сейчас, в этот миг! И ни одна из этих песен не оставляет равнодушным.
Каждая ее песня - это Любовь...
Ни в одной стране мира, даже на родине в Польше, она не была так популярна, как у нас...
Поклонники боготворили её за простоту, проникновенность, удивительный мелодичный голос.
Как вспоминал пианист Тадеуш Вацлавский, после концертов в СССР фортепиано было засыпано цветами:
"Мы каждый раз шутили с Анной, что пора открывать цветочный магазин"...
«Композиторы мне часто приносят грустные песни. Они хорошие, и тексты в них прекрасные, но мне почему-то не хочется их петь. Потому что они грустные. А я хочу петь о радостях жизни, о том, что надо радоваться каждому дню!»
«Наш мир теперь очень суетливый, нам даже некогда сказать самому близкому и дорогому человеку, который рядом с нами живет, что мы его любим. Или поцеловать, или обнять, когда он с работы приходит... Но ведь самое важное уходит на задний план. И поэтому... я буду петь про любовь!»
Анна Герман
Покроется небо пылинками звезд,
И выгнутся ветки упруго,
Тебя я услышу за тысячи верст...
Мы эхо, мы эхо,
мы долгое эхо друг друга...
***
...Катастрофа произошла. На скорости 160 км/час маленький спортивный «Фиат» улетел в кювет. Ренато прижало к рулю, а Анна, под воздействием дикой ударной силы, вылетела через лобовое стекло, пролетела 20 метров и упала на груду камней. Помощь пришла только утром.
Ренато увезли в больницу, и когда он пришел в сознание, первым, что он произнес, было: «А как она?». «Кто?» - удивились врачи. «Анна. Анна Герман. Она была со мной в машине» - простонал Ренато.
«Скорая» немедленно вернулась на место аварии и то, что увидели врачи, повергло их в шок…
Сломано было все: позвоночник, левая рука, левая нога, ключица, на голове рана. Шансы выжить равнялись нулю.
В Италию моментально вылетели Збышек и Ирма. Когда они вошли в палату, Анна была без сознания (она не приходила в себя 14 дней). Узнать ее было трудно: волосы острижены, лицо изуродовано травмами. В коридоре Ирма прижалась к Збышеку и заплакала. Она не знала, что будет дальше. Все 14 дней она не отходила от постели дочери.
Доктор, который лечил Анну, позвал Ирму к себе в кабинет и сказал матери эти слова: «Жить будет, ходить - не знаем, петь - никогда». Эти слова были сродни смертному приговору. Анна была похожа на мумию: гипс начинался от подбородка и заканчивался у пальцев ног. А ведь ей было всего тридцать с небольшим! Гипс не давал ей дышать. Большие от природы легкие были сжаты, как в панцире, каждое маленькое движение давалось с невыносимой болью. Была потеряна память, она не помнила ни одной своей песни...
... В 1980 году
Анна едет на последние в своей жизни гастроли - в Австралию, где должна была выступить по контракту. Она выступает на лучших площадках Сиднея, как вдруг болезнь внезапно дает о себе знать. Тромб в ноге не позволяет ей выходить на сцену, Анна прерывает гастроли, едет в Варшаву и с тех пор больше никогда не выходит на сцену. У нее обнаружили рак.
Последствия катастрофы…
«В один из дней Аня позвала меня к себе в комнату, где она лежала больная, - вспоминает Збигнев-старший, - и попросила принести Библию на немецком языке, которая досталась ей по наследству от бабушки. Две недели она, не отрываясь, читала, а потом сказала, что хочет принять крещение.
Она крестилась в мае 1982 года в веру христиан-адвентистов седьмого дня. Примерно в это же время она написала музыку к псалмам Давида, к молитве «Отче наш» и к «Гимну любви» апостола Павла.
Эта запись чудом сохранилась: Аня за роялем берет гармонические аккорды и напевает слова молитвы - так, как пели люди для Бога в первобытные времена». Ее лебединой песней стала молитва. Она дала себе слово, что если снова победит болезнь, то не будет больше петь на сцене - а только в костеле, для Бога...
Она умерла в ночь с 25 на 26 августа в военном госпитале в Варшаве. 30 августа, в день похорон, на евангелическом кладбище собралось несколько тысяч потрясенных варшавян. Все пришли проститься с «белым ангелом польской песни». Слез почти не было - просто никто не мог поверить в ее уход. Какая-то тяжелая атмосфера повисла в тот день над городом. Ей было всего 46...
На ее надгробии выгравированы ноты 23 псалма Давида: «Господь - пастырь мой». Слова, определившие смысл ее жизни…
А последними словами, сказанными Анной при жизни, были: «Мне не трудно уйти…»
Анна Герман так и осталась в нашей памяти молодой, улыбающейся Эвридикой, ангельским голосом поющей о радостях жизни, о любви и о надежде…
Светит незнакомая звезда,
Снова мы оторваны от дома,
Снова между нами города,
Взлётные огни аэродромов.
Здесь у нас туманы и дожди,
Здесь у нас холодные рассветы,
Здесь на неизведанном пути
Ждут замысловатые сюжеты.
Надежда - мой компас земной,
А удача - награда за смелость,
А песни довольно одной,
Чтоб только о доме в ней пелось.
Ты поверь, что здесь, издалека,
Многое теряется из виду,
Тают грозовые облака,
Кажутся нелепыми обиды.
Надо только выучиться ждать,
Надо быть спокойным и упрямым,
Чтоб порой от жизни получать
Радости скупые телеграммы.
Надежда - мой компас земной,
А удача - награда за смелость,
А песни довольно одной,
Чтоб только о доме в ней пелось.
И забыть по-прежнему нельзя
Всё, что мы когда-то не допели,
Милые усталые глаза,
Синие московские метели.
Снова между нами города,
Жизнь нас разлучает, как и прежде,
В небе не знакомая звезда
Светит, словно памятник надежде.
Надежда - мой компас земной,
А удача - награда за смелость,
А песни довольно одной,
Чтоб только о доме в ней пелось.
***
Эхо любви:

Автор Жанна Таль
Автор публикации: Снежана Аэндо
Комментарии

Добавить комментарий!

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
код вконтакте
код фейсбук
по просмотрам по комментариям