Опубликовано: 31 май 2018 г.

В ночь с 30-е на 31-е мая 1943-го 13 героев-десантников Трифонова погибли в неравном бою с фашистами.


В ночь с 30-е на 31-е мая 1943-го десантники Трифонова(Югова) пошли в свой последний бой... Из-за ошибки пилотов группа была сброшена не в лестной массив у ст. Волноваха, а практически" на голову" немцев в чистое поле между украинскими сёлами Павловка и Марьинка. В утреннем небе фашистам отлично было видно тринадцать белых куполов парашютов. На предложение сдаться в плен десантники ответили огнём своих ППШ. По воспоминаниям очевидцев отряд Трифонова дрался в окружении семь часов, уничтожив более сотни гитлеровцев. Все тринадцать героев погибли. В плен не попал никто. Самому младшему из десантников Володе Щербакову не было ещё и 16-ти лет...

В группу входили Ростовские партизаны и подпольщики, имеющие боевой опыт войны в тылу врага. После освобождения Донской столицы участники ростовского подполья продолжили борьбу с оккупантами и из их числа начали формироваться десантно -диверсионные группы для заброски в тыл противника. Одним из самых подготовленных отрядов был отряд Трифонова. Сам командир, будучи фронтовым разведчиком, создал в оккупированном Ростове-на-Дону партизанский отряд им. Сталина, в который вошли бежавшие из плена бойцы и жители города. Партизанский отряд Трифонова нанёс немецкому гарнизону Ростова существенный урон. За голову командира была назначена награда, а Советское командование за подвиги в тылу врага удостоила Михаила ордена Ленина. 




Из воспоминаний...

Успехи партизанского отряда имени Сталина были высоко оценены командованием Южного фронта. За мужество и отвагу командира отряда М.М. Трифонова (псевдоним Югов) наградили орденом Ленина, начальника штаба В.Д. Авдеева (псевдоним Донской) орденом Красного Знамени. Из наиболее дерзких и опытных партизан была создана диверсионно-разведывательная группа, которая прошла специальную трехмесячную подготовку при штабе партизанского движения Южного фронта.
Три месяца в разведшколе и первое серьезное задание. Они должны были десантироваться в тылу врага в лесном массиве Великонадольского лесничества - это восточный Донбасс.
В полночь с 30-го на 31-е мая 1943 года с Ростовского-на-Дону аэродрома вылетели два самолета, в которых находился партизанский отряд штаба партизанского движения (ШПД) Южного фронта. В одном, под руководством командира отряда Трифонова - «Югова» было 13 человек.
«13 – плохое число,- пошутил летчик самолета» И действительно, бойцов должно было быть 14. Вспоминает Анатолий Васильевич Подушко: «В 1943 году нам, молодым ребятам, предложили отправиться в тыл врага для организации партизанского отряда. Ни у кого не было сомнений, все были готовы. Выбрали 14 человек, я был 14-м. И надо же такому случиться! Перед отправкой я провалился в яму, полную ледяной воды. Меня отправили в госпиталь, оказалось, что у меня тяжёлое крупозное воспаление лёгких. Вот так получилось, что я не попал в группу десантников из 13 человек, которую возглавил командир Ростовского партизанского отряда имени Сталина Михаил Трифонов-Югов. Было среди них несколько девушек, не только ребята. А тяжёлое воспаление, которое чуть не угробило меня и не отправило в могилу, в итоге, оказывается, спасло мне жизнь».

Во втором, под командованием начальника штаба Авдеева («Донского») Василия Дмитриевича – 8 партизан и два разведчика ШПД фронта – Владимир Тимченко и Павел Колодин.
Самолеты взяли курс на северо-запад, где партизаны должны были десантироваться одновременно на опушке леса возле села Новокаракуб (ныне – Красная Поляна), где в радиусе 20 км не было немецких войск. Десантные группы из-за ошибок пилотов были выброшены с отклонением в 50 км от леса.
Десантная группа Авдеева была сброшена возле райцентра Большой Янисоль (сейчас Великая Новоселка) и после ухода разведчиков по своему заданию была окружена фашистами, насчитывающими свыше 350 человек. В бою, который вели партизаны Авдеева на протяжении 7 часов, были уничтожены до 80 карателей. Ночью, потеряв одного бойца, партизаны порвали кольцо окружения и ушли в сторону Сталино.

Другая десантная группа в составе 13 человек во главе с лейтенантом Трифоновым-«Юговым» и комиссаром отряда Мельниковым приземлилась недалеко от села Павловка (возле нынешнего города Угледар) Марьинского района, рядом с лесополосой, где была обнаружена фашистами.
Причиной обнаружения обеих десантных групп стала плохая маскировка парашютов. В районе Большого Янисоля небрежно закопанный парашют заметил местный пасечник Иван Приходько и позарился на корову и немецкие марки, обещанные фашистскими властями за сведения о партизанах. О своей находке предатель сообщил в немецкую комендатуру.
В районе Павловки проходила дорога, по которой двигались «меняльщики», т.е. городские жители оккупированной врагом территории, которые с тачками ходили в села и меняли одежду и обувь на продукты питания. В 40 метрах от дороги меняльщица заметила белеющий кусок прикиданного землей парашюта, вытащила его. Но мужчина-меняльщик отобрал у нее парашют и спрятал на дне своей тачки. Эта «команда» - мужчина и трое женщин, приближалась к Павловке. На мосту их обыскал полицейский патруль. Обнаруженный на дне тачки парашют всполошил фашистов. Вскоре их поисковая группа обнаружила в лесопосадке партизан, обстреляла их.
После высадки десантников пилоты майор Черняков и старший лейтенант Гуляев доложили в ШПД фронта: «В полете самолеты обстрелу не подвергались, в воздухе раскрылись все парашюты». Начальник штаба Перекальский стал ждать вторую весточку – выход на связь радиста отряда, но каждый раз ему докладывали: «12-08» не выходит на связь» («12-08» - позывной радиста отряда «Югова» Николая Киселева).
После обнаружения отряда Трифонова перепуганные оккупанты бросили против тринадцати десантников весь находившийся в Павловке гарнизон – около пятисот недобитых под Сталинградом вояк. Для отражения «десанта русских» были стянуты к лесопосадке, где заняли круговую оборону партизаны, сотни две полицаев из Марьинки и близлежащих сел. На вооружении каратели имели пулеметы и минометы. Им казалось, что высадилась не группа партизан, а регулярное подразделение Красной Армии.
«Югов», видя во много раз превосходящего по численности противника, решил дать бой. Он обратился к своим бойцам: «Умрем героями!» Они остались верны партизанской присяге и Советской Родине. В ходе боя, как говорилось в спецсообщении ШПД, немцы непрерывно отвозили на автомашинах убитых и раненых офицеров, солдат и полицейских. За время семичасового боя каратели потеряли более 100 человек убитыми и 150 ранеными, несмотря на то, что на всем протяжении боя по посадке, где находились десантники, велся минометный обстрел врага. В спецсообщении ШПД фронта были приведены показания свидетелей сражения юговцев – арестованных полицаев, которые признавались, что окружить и взять живыми партизан было невозможно, так как раненые бились до конца.
Наиболее опытным в отряде был 45-летний комиссар, участник гражданской войны Семен Прохорович Мельников. Это он вместе с Трифоновым руководил круговой обороной десантников и погиб в неравном бою, сражаясь до последнего вздоха. Кроме них, были направлены в тыл врага командир взвода младший лейтенант Сергей Мерзляков, радист Николай Киселев и бойцы-разведчики Лидия Акимова, Нина Ващинкина, Алексей Журов, Семен Лизнев, Нина Нейгоф, Виктор Сметанников, Константин Таранцов, Альфа Ширази и Владимир Щербаков.
Во время боя под Павловкой, пытаясь спасти парнишку, командир приказал Володе незаметно пробраться к дороге, по которой шли меняльщики, смешаться с ними, а потом сообщить в штаб, что произошло с группой. Увы. Хотя он и вышел на дорогу, но его выдала какая-то старуха, и Щербакова задержали. Юношу избили, требовали, чтобы он опознал погибших. Но Володя отказался, заявив, что оказался здесь случайно, после гибели родителей. Не дождавшись ничего, его увезли и замучили в застенках. Юный партизан погиб, никого не выдав, не нарушив присяги.
Когда вышли боеприпасы, тяжело раненный радист Николай Кузнецов уничтожил документы и подорвал гранатой себя и рацию.
Когда в посадке прогремел этот взрыв, в живых оставались еще двое – раненые Югов и Лидия Акимова. Лида самоотверженно сражалась в этом последнем бою, была тяжело ранена и в ответ на предложение сдаться – встала во весь рост, стреляя в приближающихся карателей. Рядом с ней упал сраженный пулей Югов. Было ему всего 30 лет…
Акимову фашисты доставили в Павловскую больницу со сквозным пулевым ранением в живот и в левую руку, она потеряла очень много крови. Гестаповцы приказали врачу продлить ей жизнь, но Лидия умерла после захода солнца…

Еще во время боя командир приказал уничтожить все документы. Немцы приказали засыпать трупы партизан землей работавшим невдалеке мужчинам из села Павловки. По воспоминаниям одного из них – Леонтия Андрющенко, на месте боя было множество обрывков бумаги и сколько немцы не пытались их соединить для прочтения, ничего у них не получилось. То были уничтоженные партизанами их документы. Но одну разорванную бумажку обнаружил в одежде десантника Михаил Павлов: «За Родину! За Сталина! Биться до последнего! Умрем героями!». Это был последний приказ «Югова», обошедший по цепочке десантников и ставший девизом их бессмертного подвига на донбасской земле.
Говорят, что после того как партизан бросили в яму и засыпали землёй, на второй же день на этом месте кто-то положил цветы. И сколько бы немцы не запрещали приближаться сюда, цветы всё равно появлялись на месте гибели отважных партизан.
Два дня спустя, когда каратели покинули село, жители Павловки разыскали в роще и похоронили в братской могиле тринадцать партизан-разведчиков. В нагрудном кармане одного из них нашли окровавленную бумажку: «Принимаем бой с немецким батальоном. Окружены со всех сторон. Передайте Родине, Сталину, что живыми не сдадимся, умрём героями».
Это было последнее донесение отряда. Отправить его уже не удалось: осколком снаряда была разбита рация.
В центре села Павловка Донецкой области Украина, недалеко от которого погибли герои-подпольщики, поставлен скромный обелиск. На камне высечены имена тринадцати ростовских партизан, павших в жестоком бою 31 мая 1943 года. Есть среди них и имя Альфы Ширази. Друзья называли ее по-русски Аллой.
Альфа (Алла) Алиевна Ширази
Скупы партизанские донесения и оперативные сводки. Не всё подлежало огласке в то суровое время. Но через линию фронта в партизанской штаб, доходили вести о том, как мужественно вела себя в схватках с врагом семнадцатилетняя ростовчанка. О том, как заминировала железнодорожное полотно и пустила под откос эшелон с танками. Как участвовала в нападении на фашистский штаб, освободила из плена советских людей, разбрасывала листовки на оккупированной врагом земле. Высокой наградой – боевым орденом Отечественной войны второй степени – были отмечены славные дела партизанки. Об этом рассказывала уже не сама Алла, а её друзья по отряду много месяцев спустя. А в то время домой приходили маленькие письма-треугольники со штампом полевой почты: «Работы, как всегда много. Обо мне, мамочка, не беспокойся… Я обещаю тебе, что никогда не опозорю имени комсомолки, и буду такой, какой ты хочешь видеть меня, какой я должна быть».
Потом нежданно пришло известие о гибели Аллы. Не хотелось верить. Дочери уже не было в живых, а мать получала от нее весточки. Уходя на последнее задание, Алла оставила в отряде несколько писем, которые уже после ее гибели друзья отправили на улицу Обороны. А почти год спустя те, кто сражался с Аллой в одном отряде, написали матери: «Мы хотим Вам сказать, что дочь Ваша – замечательный человек и прекрасный товарищ…»
Алла Ширази была одной из тех, кто отдал жизнь за мир и счастье грядущих поколений. В архиве и теперь хранится важный документ:
«Строго секретно!
Подписка
Дана мною, Ширази Альфой Алиевной, штабу партизанского движения Сталинградского фронта в том, что я добровольно изъявляю согласие направиться в тыл противника на временно оккупированную территорию СССР для ведения военной разведки и беспощадной борьбы с немцами. Свое сотрудничество с партизанским отрядом и взятые на себя обязательства обязуюсь хранить в строжайшей тайне и никому ни при каких обстоятельствах не разглашать. Если же я нарушу взятые на себя обязательства и тем самым изменю Родине, я буду нести ответственность как изменник Родины по законам военного времени. Всю работу буду проводить под псевдонимом «Александра Дубровская».
10 апреля 1943 г. А. Ширази».
...Сейчас поле, на котором 31 мая разыгралась трагедия, называют Партизанским. А на месте жестокого и неравного боя благодарные потомки установили памятный крест, возле дороги из областного центра на Угледар - обелиск с именами героев-десантников. И в годовщину их гибели сюда приходят с цветами жители шахтерского города, за счастье которых они отдали свои жизни.

Автор публикации: Снежана Аэндо
Просмотров: 682
Комментарии

Добавить комментарий!

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *
код вконтакте
код фейсбук
по просмотрам по комментариям