Опубликовано: 08 декабрь 2018 г.

Валерий Моисеев:"ЖИЗНЬ В РИТМЕ ДЖАЗА " Часть 6. "ДЖАЗ 60-х "


В самом начале 60-х нападки на джаз нашими идеологами, типа: "от саксофона до ножа - один шаг" или "сегодня ты играешь джаз, а завтра Родину продашь", несколько ослабли, но на периферии, отношение к джазу, мягко говоря, ещё оставалось настороженным. 
Я помню, что за исполнение рок-н-ролла нас выгоняли со школьных вечеров, а приобретали такую музыку мы на гибких пластинках, записанных на рентгеновских плёнках ("на рёбрах"). 
В магазинах ноты для оркестров иногда были, но только - советских авторов и, в основном, довоенных времён. Зато все магазины, начиная с хлебного и до нотного, были завалены многочисленными изданиями классиков марксизма, а также безо всякой меры - работами членов ЦК КПСС. Толстой и Пушкин позавидовали бы плодовитости наших членов. 
В больших городах России, Прибалтике и Закавказье стали печатать, сначала "самиздатом", а затем и в типографии, ноты современных джазовых композиторов и исполнителей. Но приобрести их было трудно и только по знакомству за деньги. Хорошая пластинка с джазовой современной музыкой стоила до 50 рублей (для сравнения - моя стипендия в медицинском институте была 28 рублей). Переписать на магнитофон можно было тоже только за деньги. 



В СССР стали приезжать зарубежные оркестры (Бэни Гудмана, Мэл Луиса, Тед Джонса и др.). 



Но особым толчком популяризации джаза послужили гастроли оркестра Дюка Эллингтона в конце 1971 года. 



Хотя ещё задолго до этого в стране уже были созданы и работали на всесоюзных сценах отличные оркестры под управлением Вайнштейна, Кролла, Людвиковского (позднее из него сформировался ансамбль "Мелодия" п\у Г.Гараняна) и другие. 




Наиболее известным был оркестр п\у Олега Лундстрема, с которым тюменских музыкантов связывали особые отношения. Дело в том, что когда оркестр Лундстрема был репатриирован из Китая, во время переезда его друг и пианист М.Линдер остановился в Тюмени, а сам оркестр – в Казани. Поэтому в 60-х годах Лундстрем почти ежегодно приезжал в Тюмень на гастроли и для встречи с другом. С музыкантами оркестра Лундстрема у «Ровесников» завязалась дружба. 
Часто после вечернего концерта оркестранты уходили ужинать в ресторан "Сибирь", который находился напротив старой филармонии, где тюменские музыканты могли свободно общаться с лундстремовцами. Ресторан для посетителей закрывали в 23 часа, и "общение", порой, продолжалось до 3-4-х часов утра. 


Играли больше, конечно, лундстремовцы то, что им нравилось, но иногда приглашали на джем-сейшн. Сам Лундстрем редко присутствовал - возраст, он почти не принимал спиртное, да и наигрался за свою жизнь. 
Часто музыканты приезжали в свободное время в гости на квартиру Чучи. Среди них помню Шабашова, Носова, Григорьева, но особые отношения сложились с В.Грузом и Н.Капустиным, которые сделали много аранжировок произведений, исполняемых оркестром Лундстрема. К тому же, Николай Капустин был земляком и прекрасным пианистом (учеником Гейнгауза). От них Чуча многому научился в плане аранжировки. 
Угощали их, в основном, строганиной из стерляди, иногда - из оленины (как-то привезли из Салехарда целого замороженного оленя и съели почти всего в виде строганины). Стерлядь Владимир брал в ресторанах или кафе охапками, а хорошее полусухое вино – коробками или ящиками на продуктовых базах (и везде у него были "любимые женщины"). Лундстремовцы очень любили такие угощения, охотно делились своими аранжировками, советами, магнитофонными записями. Иногда, при прослушивании записей игры оркестра "Ровесники", даже завидовали - не исполнению, конечно, а возможности играть то, что нравится нам, а не то, что укажет какой-нибудь худсовет. 
В Тюмени создалась благоприятная обстановка в связи со сменой партийного и комсомольского руководства, значительного могущества и независимости нефтяников. Формально программу концерта принимал художественный совет, но мы могли играть, к примеру, блюз Манчини, а автором в программе написать Петров (иванов, сидоров). И все всё понимали. Во время гастролей репетировали, а затем вставляли в программу новое произведение взамен надоевшего, что другим коллективам запрещалось. 


В 1969 году в оркестр пришёл классный трубач (туттист) А.Сыкулев, который до этого работал в оркестрах Орбеляна и Преснякова. Появились записи оркестра Майнарда Фергюсона, который на то время считался лучшим трубачом мира (его называли космическим трубачом - свободно играл в 4-х октавах и даже "цеплял" из 5-ой). В стране его плохо знали даже джазмены. Дело в том, что он, канадец по происхождению, решил доказать, что белые играют джаз не хуже негров, в чём преуспел. Поэтому его в США и у нас признали расистом и не пропагандировали на радио. Но даже сейчас лучшие трубачи считают Фергюсона самым великим. 
Чуча сразу стал снимать оркестровки из альбома Фергюсона и вставлять их в программу концертов "Ровесников", что другим оркестрам в то время было не доступно, даже О.Лундстрему (больше по политическим соображениям) 
Продолжение следует...


Автор Валерий Моисеев

Начало в ранних публикациях.
Автор публикации: Снежана Аэндо
Просмотров: 724
Комментарии

Добавить комментарий!

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
код вконтакте
код фейсбук
по просмотрам по комментариям