Опубликовано: 25 ноябрь 2018 г.

Об этом уникальном бойце, ветеране антитеррора, знал только узкий круг профессионалов


Ветеран «Альфы» - подполковник Виктор Иванович Блинов.
В декабре 1979 года участвовал в штурме штаба ВВС Афганистана.
В 1986 году освобождал захваченный пассажирский самолёт в Уфе.
Участник операции по освобождению заложников в больнице Буденновска летом 1995-го. В ходе боя получил осколочное ранение, контузию. Ушёл в запас в 1999 году, в почти 50-ти летнем возрасте сдал на Краповый берет.
За время службы был награждён орденом «За военные заслуги», Красной Звезды, Красного Знамени, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени с мечами.
Погиб в ходе боя 10 февраля 2017 года в Сирии. Ему было 67 лет.
Пенсионер на максималках

Об этом уникальном бойце, ветеране антитеррора, знал только узкий круг профессионалов — его сослуживцы по Группе «А» КГБ-ФСБ и коллеги из других подразделений. И те, кто «был в теме».
Участник переворота в Кабуле 27 декабря 1979 года. В Будённовске летом 1995 года, он под шквальным огнем басаевцев дошел непосредственно до самого здания и вернулся обратно живым.
Патриот нашего воинского братства. Убежденный государственник. Аскет. Он принципиально чурался любой прессы, сторонился кинокамер и диктофонов. А ведь ему было что рассказать!
Последние несколько месяцев мы буквально «насели» на Виктора Ивановича, требуя от него интервью. В какой-то момент он даже сдался, согласился рассказать о своей жизни и своем уникальном боевом пути, но… не получилось.
И вот теперь — посмертная публикация как дань глубочайшего уважения этому Человеку и Бойцу.

ОТЕЦ И ДВЕ МАМЫ

Родился Виктор Иванович в Москве. На свет появился в родильном доме имени Г. Л. Грауэрмана, знакомом каждому коренному москвичу особняке недалеко от ресторана «Прага», что на Новом Арбате.
Отец — фронтовик, Иван Ильич Блинов, 1917 года рождения. Уроженец Калужской губернии, деревенский. Мастер на все руки. Срочную отслужил еще до войны и вернулся домой. Эта подготовка, как он рассказывал родным, спасла ему жизнь, поскольку на передовой — а он был призван в феврале 1942 года — оказался уже хорошо подготовленным солдатом.
Войну Иван Ильич прошел в артиллерии. Был дважды ранен, контужен, переболел малярией. Войну закончил командиром минометного расчета. Гвардии сержант.
В представлении к медали «За отвагу» сказано, что сержант Блинов «совместно с офицером по разведке [выявил] расположения огневых точек противника, в рукопашной схватке убил 4-х немцев».
Среди его фронтовых наград — медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Кёнигсберга» и «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»
После войны Блинов-старший всю трудовую жизнь проработал электриком — сперва в Министерстве иностранных дел, потом в Комитете государственной безопасности СССР.
Мама Галина Михайловна умерла, когда Виктору Ивановичу было всего семь лет. Его воспитала вторая мама, такой он ее и считал, — Антонина Григорьевна. Она работала в КГБ в отделе цензуры. Имела награды: медали «За оборону Москвы» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»
Женщина она была с характером, волевая.
Своих религиозных взглядов Антонина Григорьевна не афишировала, но после ее смерти в документах родные нашли несколько благодарностей от Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Оказалось, она жертвовала весомые суммы из своих сбережений на восстановление Храма Христа Спасителя.

КАБУЛ. ШТАБ ВВС

Срочную Виктор Иванович служил в артиллерии. Демобилизовавшись, работал слесарем на автомобильном заводе имени Лихачёва и потом всю жизнь, когда его спрашивали о месте работы, придерживался этой легенды.
К слову, на ЗИЛе также начинали свою трудовую биографию наш президент Сергей Алексеевич Гончаров и идеолог Международной Ассоциации «Альфа» и шеф-редактор «Спецназа России» Владимир Николаевич Ширяев
Размышляя о дальнейшем своем пути, Виктор Иванович собирался поступать в Военный институт иностранных языков. Но… После завода получил рекомендацию в КГБ. В Группу «А» Седьмого управления КГБ СССР был зачислен в июне 1978 года по рекомендации Сергея Александровича Голова.
В декабре 1979-го Блинов был в составе группы Шергина-Изотова, которая на базе ВВС Баграм (под Кабулом) в условиях строжайшей секретности охраняла будущих руководителей Афганистана — Бабрака Кармаля и других.
Однако, не дождавшись спецназовского переворота, Виктор Иванович был переброшен непосредственно в Кабул, где в составе группы десантников участвовал в захвате штаба ВВС, что явилось составной частью операции «Байкал-79». Вместе с ним тогда, 27 декабря, действовал Анатолий Николаевич Савельев — будущий Герой России.
Поясню диспозицию. Операция «Байкал-79» включала в себя штурм укрепрайона и собственно дворца диктатора Амина, находившегося на окраине афганской столицы. Его кодовое наименование — «Шторм-333». По Тадж-Беку работали группы «Гром» (сотрудники «Альфы»), «Зенит» (спецрезерв КГБ, прошедший обучение на КУОСе), «мусульманский» батальон ГРУ и рота десантников.
Одновременно с этим в Кабуле осуществлялся захват ключевых объектов афганской столицы, начиная с Генерального штаба и заканчивая тюрьмой для политических заключенных. Ключевую роль тут сыграли сотрудники «Зенита» и десантники. На один из этих объектов, штаб афганских ВВС, и был переброшен Виктор Иванович.
Вот что об этом рассказывал Герой России полковник Анатолий Савельев: «Мне с Виктором Блиновым было поручено захватить штаб ВВС. Дали нам в помощь лейтенанта-десантника и его взвод. Пришли мы к нашему советнику, который находился в штабе, а тот говорит: «Никакого штурма». Как так? Тогда он объяснил нам свой план. По два человека проходим в здание. Спокойно, без суеты сосредотачиваемся в одном из кабинетов.
В это время вторая половина взвода находится на удалении и, замаскировавшись, ждет условного сигнала. Они разоружают внешнюю охрану, мы, соответственно, — внутреннюю. Так и получилось. Афганские солдаты даже внимания не обратили, когда в здание штаба ВВС стали время от времени входить наши десантники.
Где-то около 19.30 мы разоружили внутреннюю охрану. Забрали автоматы, выставили свои посты. Советник предупредил, что у начальника штаба ВВС у стола всегда стоит гранатомет. Ну, конечно, имеется и личное оружие. Что касается гранатомета, то он не представлял опасности. Кто будет стрелять из гранатомета в помещении? А пистолет… Тут уж надежда на себя.
В общем, вошли мы в кабинет начальника штаба. Советник говорит ему: «Вы арестованы». Он сдал оружие. Эта же участь постигла всех афганских офицеров. Их посадили в комнату и выставили охрану. Операция прошла без единого выстрела».
За Кабул Блинов был награжден орденом Красной Звезды.

УФА. ОСВОБОЖДЕНИЕ САМОЛЁТА

После Афганистана Блинов в составе подразделения обеспечивал безопасность Игр XXI Олимпиады, проходивших в Москве летом 1980 года. И получил, как и другие «альфовцы», благодарность от Председателя КГБ СССР Ю. В. Андропова.
В 1980 году была значительно увеличена численность сотрудников Группы «А». Тогда же состоялся долгожданный переезд на новое место — в Олсуфьевский переулок (бывший Фрунзенский район Москвы). Здесь уже можно было развернуться. Хотя, конечно, это здание с небольшой территорией не сопоставимо с нынешним масштабным местом дислокации Управления «А» ЦСН ФСБ России.
12 марта 1980 года был подписан приказ о создании 5-го отделения Группы «А». Его возглавили участник штурма дворца Амина, кавалер ордена Ленина Сергей Александрович Голов и Вячеслав Михайлович Панкин, кавалер Красной Звезды, также являвшийся участником афганских событий декабря 1979 года.
Костяк отделения составили сотрудники более ранних призывов, такие как Сергей Гончаров, Владимир Гришин, Александр Плюснин, Михаил Соболев, Виктор Блинов, Сергей Петров, Сергей Коломеец. Большинство из них участвовали в штурме Тадж-Бека, так что зачисленным бойцам было на кого равняться и чему учиться.
Подполковник Блинов участвовал во многих операциях по освобождению заложников, нейтрализации террористов и особо опасных преступников. Именно Виктор Иванович уничтожил во время штурма одного из террористов, захвативших в Уфе в сентябре 1986 года пассажирский самолет.
Ситуация там была такая. Трое срочников, прихватив оружие, дезертировали из воинской части. По пути расстреляли наряд ПМГ с двумя молодыми милиционерами. После чего один из беглецов, ефрейтор Коновал, струсил и покинул подельников.
Двое других, Мацнев и Ягмуржи, вооруженные ручным пулеметом и автоматом, двинули на захваченном такси в аэропорт, где вломились в пассажирский самолет, большую часть пассажиров которого составляли буровики, направлявшиеся на вахтовую работу. На борту они убили одного пассажира, попытавшегося их утихомирить, и смертельно ранили другого.
Не буду описывать все тяжелые переговоры с террористами, комплекс проводившихся штабом мероприятий и то, как сотрудники Группы «А» прорабатывали различные варианты штурма и освобождения пассажиров. Жизнь внесла, как это часто бывает, свои коррективы: бортпроводница Сусанна Жабинец, оставшаяся на какое-то время без присмотра, выполнила просьбу группы захвата (Виктор Блинов, Андрей Кумов и Владимир Миронов), уже скрытно проникшей и находившейся в пилотской кабине, и передала им ручной пулемет РПК.
Пользуясь неуравновешенным состоянием террористов (один из них принял наркотики), всех заложников удалось вывести из самолета. После чего группа Виктора Зорькина забросила с хвоста самолета во второй салон две свето-шумовые гранаты. Взрыв, ослепительная вспышка! Мацнев рванулся на вспышку и грохот, а выскочивший из пилотской кабины Блинов уложил его из РПК. Хотя тот и успел нажать на спусковой крючок, но пули веером ушли в потолок.
Второй террорист был ранен. Суд приговорил Ягмуржи к высшей мере наказания — расстрелу.
За Уфу Виктор Иванович был награжден орденом Красного Знамени.

НАХИЧЕВАНЬ. ГРАНИЦА

Виктор Иванович был фанат оружия. И мог даже привезти с собой из командировки «сувениры». И тогда жене оставалось повторить, вслед за героиней Гайдая из «Бриллиантовой руки»: «Сеня, откуда у тебя все это?!»
Тяжелая, выматывающая работа, требующая самоотречения, но такая важная и любимая, — иной судьбы для себя Виктор Иванович не мыслил.
1988 год. Командировка на Кубу.
1990 год. Личная охрана руководителей Компартии Литвы в период, когда республика, отданная на откуп националистам, делала шаги по выходу из Советского Союза. На память о той командировке у Блинова остался документ прикрытия — «краснокожее» удостоверение №189, в котором он, согласно «легенде», обозначен как инструктор ЦК КП Литвы».
Вообще, с началом горбачёвской перестройки в стране заполыхали горячие точки — то одна, то другая… Спецназ КГБ и ВВ МВД стали использовать в качестве «пожарной команды». В одной из командировок, в Нахичевань, Блинов сошелся с ребятами из «Витязя». Братские, уважительные отношения с «краповиками» и лично Сергеем Ивановичем Лысюком у него остались на всю жизнь.
1990 год. «Батальон спецназа внутренних войск вместе с «Альфой» и «Вымпелом» на одном самолете вылетели в Баку. Там начались боевые действия, и все, что прежде видели спецназовцы в конфликтных регионах, показалось цветочками, — так описывает ту командировку, в которой принял участие и Блинов, корреспондент «Красной Звезды» Александр Тихонов. — Одна группа спецназа осталась в Баку, другая убыла в Нагорный Карабах. В составе третьей группы была рота Луценко, она вместе со своим командиром и с комбатом Лысюком была переброшена в Нахичевань. Совместно с сотрудниками «Альфы» и «Вымпела» устраивала засады с целью не допустить перехода государственной границы диверсантами и террористами, переброски из Ирана оружия и боеприпасов, арестовывать лидеров экстремистов, поставщиков оружия и вражеских агентов, изымать у них деньги и оружие, освобождать заложников.

Среди офицеров Группы «А» — участников кабульских событий. Лето 1980 года

Среди офицеров Группы «А» — участников кабульских событий. Лето 1980 года
Эти задачи — сами по себе непростые — приходилось выполнять в условиях разрушенной границы с Ираном на участке Нахичеванского погранотряда. Решая их, спецназовцы приняли сигнал «Военная опасность», когда дикторша Нахичеванского ТВ в чадре просила военной помощи у Ирана…»
Генерал-майор Вячеслав Широнин, являвшийся старшим оперативным начальником в Нахичеванской группе, в своей книге «КГБ против ЦРУ, или под колпаком контрразведки» вспоминает: «Помню, в этот раз на аэродроме Шереметьево мне представились командиры спецназов «Альфа» Александр Мирошниченко, «Витязя» Сергей Лысюк и «Вымпела» Александр Городилов. Среди находящихся в строю спецназовцев я с удовлетворением увидел капитанов Виктора Блинова и Олега Луценко, с которыми брал несколько серьезных преступников».

БУДЁННОВСК

После 1991 года, несмотря на смуту и развал государства, подполковник Блинов остался в нашем подразделении. И более того, по-прежнему, когда того требовали обстоятельства, находился на острие атаки.
Так было в Будённовске грозовым летом 1995 года. Вдумайтесь в такой факт: под шквальным огнем врага он, ветеран призыва еще 1970-х годов, оказался на переднем крае боя. Я видел, как Виктор Иванович в полный рост дошел до торца больницы. Ошалевшие от страха басаевцы бросали в него из окон нерасчекованные гранаты. Его бронежилет был посечен осколками во многих местах. Но Блинов остался жив и благополучно вернулся обратно.
Хорошо помню свое состояние перед штурмом. Это была первая боевая операция в моей жизни. Причем не просто операция по захвату террористов или бандитов, а штурм — в лоб, под пулеметы и гранатометы. И важным психологическим фактором было то, что среди нас, «молодых и зеленых», находятся участники кабульских событий декабря 1979 года.
Полковник Александр Георгиевич Репин, раненый при штурме Тадж-Бека (но не вышедший из боя), потом рассказывал, что басаевский огонь сопоставим с тем огневым шквалом, что обрушился на них вечером 27 декабря 1979 года.
Помимо Блинова, бравшего штаб ВВС, из той афганской группы с нами в Будённовске были Анатолий Николаевич Савельев, Александр Иванович Мирошниченко и Владимир Александрович Тарасенко. Кажется, никого не упустил.
Лет через десять мне довелось плотно пообщаться с Виктором Ивановичем, не на бегу, как это часто бывает, а у нас в офисе на Новослободской. И я спросил его, что он чувствовал перед боем — и в Кабуле, и в Будённовске, и находясь в кабине самолета.
— Знаешь, Алексей, каждый скроен по-своему и по-своему решает эту проблему, когда нужно не перегореть, — сказал он. — Лично я устроен так, что по ходу операции и перед решающим моментом все эмоции уходят куда-то в сторону. Никакого мандража, волнения, только предельная концентрация на решении поставленной боевой задачи. Порой сам удивлялся — почему так? А вот потом, когда дело сделано, и наступает отходняк, нужно уметь правильно расслабиться и освободиться от последствий стресса. Для меня таким средством были сильные физические нагрузки, и перенапряжение, таким образом, выходило через усиленные тренировки. Ни через алкоголь или загулы, а именно так. Просто отдых, включая выезды на природу, не давал возможности «стравить» стресс.
Мало кто знает, что в Будённовске Виктор Иванович заполучил-таки в себя осколок, который, однако, не стали удалять… А еще он получил контузию, но упросил врачей не фиксировать ее на бумаге, в документах, чтобы остаться на службе в подразделении.

ЮБИЛЕЙ

Не раз Блинову предлагали перейти на руководящую работу в подразделении, но он отказывался, говорил, что умеет управлять только одним человеком — самим собой. А это немало!
Уволился Виктор Иванович в 1999 году с должности старшего консультанта штаба Управления «А» Центра специального назначения ФСБ России.
Среди наград подполковника Блинова — ордена Красного Знамени, Красной Звезды, «За военные заслуги», медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени с мечами.
Виктор Иванович находился в отличной физической форме и не давал себе никаких поблажек. И даже в 2001 году выдержал испытания на «краповый берет» в Учебном центре «Витязь» у Сергея Лысюка, — это в его-то солидные (для спецназа) годы!
Таким поджарым и подвижным он встретил свое 65-летие, которое мы отмечали с ним после одного из заседаний Совета Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа».
В эти дни мы специально пригласили нашего юбиляра на заседание Совета Международной Ассоциации «Альфа» и вручили ему наш общий подарок. И уже потом, чествуя Блинова, вспоминали разные случаи из его насыщенной событиями спецназовской биографии. Он по большей части отмалчивался, но по тому, как вспыхивали его глаза, было видно, насколько ему приятно окунуться в свою среду, в дружескую, товарищескую атмосферу.

«СХОДИМ В КИНО?»

О себе Виктор Иванович всегда говорил очень мало. Был, можно сказать, человек закрытый и скрытный. И предельно скромный. Чурался славы во всех ее проявлениях.
Трое детей. Две дочери от первого брака — Людмила и Анна. Первой жены Татьяны Егоровны, с которой они поженились вскоре после армии, уже нет в живых.
Вторая супруга — Наталья Михайловна, сын Иван. Срочную службу он проходил в дивизии имени Ф. Э. Дзержинского. Хотел служить в «Витязе», но не позволило здоровье. Теперь занимается важным делом, хотя и не связанным со спецназом: как однажды в шутку сказал маме, «переплавляю танки в сковородки, и больше тебе не нужно знать».
С будущей женой Виктор Иванович познакомился в метро. Увидел… и проводил до дома, это было 14 февраля 1987 года. По профессии Наталья Михайловна — воспитательница в детском саду.
О том, кто он на самом деле, Наталья Михайловна узнала только после 1991 года, когда режим секретности сперва дал сбой в виде утечки информации в центральную прессу, потом рухнул. А так… «слесарь с завода ЗИЛ».
Одним из первых, кто ушел из жизни из той «кабульской когорты», был кавалер ордена Красного Знамени Николай Швачко. Тогда, в 1994 году, Блинов взял жену на прощание в «шестиграннике» на Пехотной, но строго предупредил: «Смотри, чтоб не распускала соплей там!» И Наталья Михайловна прихватила с собой очки от солнца.
Вообще, человек она сильный, мужественный. Себя называет «женщиной с веслом» (по аналогии с известной советской скульптурой). Пока муж отдавал весь себя службе, мотался по командировкам и лежал в госпиталях, она занималась сыном, домом и дачей. И даже села за руль автомобиля.
Когда Ване было года три (родился в марте 1990-го), он едва не покалечился. Жили они тогда в районе Строгино, и как-то Виктор Иванович пошел с сынишкой на прогулку. Спускаясь с ледяной горки на санках, тот сильно ударился лицом о березу.
Для Блинова это был шок! «Я чуть не убил своего ребенка», — сказал он жене. После чего пошел в востановленную Троицкую церковь в Лыково и договорился с настоятелем о крещении. И вскоре покрестился.
Был он человеком верующим и при этом хороший психолог: тонко чувствовал людей и мало с кем сходился. Из моего поколения — с кавалером ордена Мужества Геннадием Соколовым, которого видел в деле в Будённовске.
Не любил пьющих, а пьющих женщин — вдвойне.
Помню, шли мы однажды к нам в офис мимо храма Пимена Великого на Новослободской, я встретил Виктора Ивановича возле метро. Так вот, не обращая внимания на прохожих, он остановился, трижды перекрестился и трижды поклонился, после чего мы пошли дальше.
Болезненно реагировал на то, что происходило в стране.
Увлекался фильмами про войну, а еще любил пересматривать «Белое солнце пустыни» Владимира Мотыля и «Бриллиантовую руку» Леонида Гайдая.
Много читал. Настольная книга, буквально зачитанная «до дыр» — «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» Илья и Петрова. Правда, последние годы, как рассказывает Наталья Михайловна, перечитывал «Тихий Дон» М. Шолохова и пересматривал одноименный фильм С. Герасимова.
Из музыки, как дань молодости — «Битлз». Уже много позднее приобщился к левым германским маршам… Ну и, конечно, советские и народные песни.
Освоил с преподавателем «язык Гёте» и даже читал на нем Библию. У него их две: на церковнославянском языке и на немецком. И вспоминал слова отца-фронтовика, говорившего: «Немцы, рожденные до 1920 года — абсолютно нормальные люди, хорошие и трудолюбивые, а вот те, что выросли при Рейхе…»
Особняком среди его любимых фильмов были «Дикие гуси», британский боевик, снятый в 1978 году режиссером Эндрю МакЛагленом по мотивам романа Дэниела Карни «Тонкая белая линия». Фильм повествует о действиях группы наемников из частной военной компании в Африке. Сюжет основан на слухах о совершившем в 1968 году посадку в Родезии самолете, в котором, возможно, находились наемники и президент некоего африканского государства, предположительно, умирающий Чомбе.
«Ну что, сходим в кино», — предложил он Наталье Михайловне незадолго до смерти. Это означало: посмотреть видео. Дома. Обычно он комментировал увиденное, дискутировал, а тут смотрел молча.
А еще начистил до блеска награды отца и приемной мамы.
Как будто бы предчувствовал свой скорый уход?.. В командировки уходил из дома с легким сердцем. Прощаний не признавал. А тут, когда в последний раз уезжал по делам, сказал: «Мне так боязно оставлять тебя одну». — «А ты оставайся…» — Он засмеялся и сказал: «Нет, поехали со мной».
Была у него мечта — купить или построить дом подальше от Москвы и поселиться там. Дача с печкой в подмосковном поселке Храпуново, выстроенная собственноручно отцом на шести сотках, его для этих целей не устраивала.
«Я построю дом в лесу, ты поедешь со мной туда жить?» — спросил он жену. — «А ты мне купишь собаку с голубыми глазами? Будут ходить к нам одни медведи». — «Лучше пусть медведи ходят, с ними можно поладить».
14 февраля у Блиновых исполнилось бы тридцать лет со дня их знакомства. А 10 февраля Виктора Ивановича не стало… «Вот и улетел от меня мой «дикий гусь»», — сказала на поминках Наталья Михайловна.

ПРОЩАНИЕ

Хоронила Виктора Ивановича вся «Альфа». Попрощаться с ним пришли многие руководители, в том числе начальник Центра специального назначения ФСБ России генерал-полковник Александр Тихонов, начальник Управления «А» Герой России Валерий Канакин, командиры подразделения прошлых лет, Герой России Сергей Лысюк.
На Пехотной несли гроб — в Ритуальный зал ФСБ и храм, причем несли на руках — все начальники оперативно-боевых отделов «Альфы», в парадных мундирах при наградах. Честно говоря, на моем веку такое было впервые.
Место земного упокоения — Троекуровское кладбище
Прощальный троекратный залп. Проход почетного караула. Море цветов.
И в тот же день в Москве прошел Крестный ход с мироточивой иконой Божией Матери «Умягчение злых сердец» по девяти железнодорожным вокзалам столицы, была сугубая молитва о всех погибших сотрудниках «Альфы», а также о новопреставленном воине Викторе.
Мы горды тем, что служили вместе с Вами, дорогой Виктор Иванович! Вечная память. Мы  не забудем Вас. Да и забыть Вас — сложно. Невозможно. 
«И это всё о нём…». Мы горды тем, что служили вместе с Вами, дорогой Виктор Иванович!

Автор ФИЛАТОВ Алексей Алексеевич 

Источник
Автор публикации: Снежана Аэндо
Комментарии
  1. Была страна, были и специалисты своего дела. Исчезла страна, её заменила колония. А у специалистов поехала крыша. Попы, храмы... государственники типа путинисты((( Жаль, интеллекта им не хватило, остальное им заменяла страна.

    1. Илья
      Сам то хоть понял, что сказал?

  2. Сам то хоть понял, что сказал?

Добавить комментарий!

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
код вконтакте
код фейсбук
по просмотрам по комментариям