Опубликовано: 22 октябрь 2018 г.

Самая главная роль туркменской кинозвезды


Ирина Алимова: Самая главная роль туркменской кинозвезды
Не может не восхищать судьба Ирины Алимовой (псевдоним «Бир»), призванной в разведку из кинематографа. Не всякая актриса может стать сотрудницей спецслужб. Однако каждая разведчица, особенно нелегал, должна стать актрисой. Не обязательно профессиональной, но во всяком случае иметь артистические способности, которые позволили бы ей перевоплотиться в тот образ, который она взялась играть. В начале своей трудовой жизни Ирина обворожительно сыграла главную роль в одном из первых туркменских фильмов «Умбар».

Работа на износ, постоянные стрессы и нервное напряжение сказалась на здоровье Бир. Она так и не завела детей, нелегалам это было запрещено. Центр запретил им даже усыновление мальчика из знакомой семьи, который остался без попечения родителей. Справляться с трудностями ей помогала твердая воля и целеустремленность, которые отмечались во всех служебных характеристиках.
Ирина Алимова подчеркивала: «Я всю жизнь играла очень трудную роль, только без дубляжа и суфлеров. Ошибиться было нельзя – за нами стояла огромная страна, которая не должна была пострадать из-за наших срывов. Мы с Халефом самозабвенно отдавались своей работе 
разведчиков. Что касается трудностей и нервного напряжения, то их было много. Но ведь и в любой другой профессии их, своих трудностей, хоть отбавляй. И сейчас я могу с уверенностью сказать, что, если бы пришлось жить заново, я снова избрала бы прежний путь».
У Ирины Алимовой было несколько имен и несколько профессий, она жила во многих странах и была знакома со множеством разных людей. Но в этой ее жизни был только один любимый мужчина и одно главное дело, которому она беззаветно служила. Алимова до настоящего времени считается одной из наиболее эффективных разведчиц, работавших за границей, а Шамиль Хамзин стал для нее не только соратником по нелегальной работе, но и верным спутником всей жизни.
Ирина Каримовна родилась в 1918 году в туркменском городе Мары, и получила звучное имя Биби-иран. Ее русский дедушка когда-то приехал в Туркмению на строительство моста через Чарджоу, женился на туркменской девушке. Карим, отец Биби-иран, был участником Гражданской войны и имел боевые награды. После установления советской власти работал часовщиком и ювелиром. Биби-иран любила кино, с удовольствием играла в школьном драмкружке, прекрасно вышивала, однако мечтала стать медиком, но материальное положение большой семьи оставляло желать лучшего. Поэтому после школы девушка стала работать лаборанткой в ветеринарном институте и одновременно училась на вечернем отделении сельскохозяйственного техникума. Она ювелирно препарировала образцы и делала тончайшие послеоперационные швы.
В 1941 году, после окончания театрального училища, Ирина была распределена на студию 'Узбекфильм'. Однако подготовку к съемкам фильма 'Зухра и Тахир', где Алимова должна была играть главную героиню, прервало известие о начале войны. Как и многие ее сверстницы, Ирина направилась в военкомат. Уставший военком скептически посмотрел на изящную восточную красавицу и поинтересовался, умеет ли она стрелять, работать с рацией, имеет ли медицинскую подготовку. В ответ Ирина сказала, что знает пять языков – кроме русского и родного туркменского, она хорошо говорила по-узбекски, по-персидски и по-азербайджански. После этого девушка была зачислена переводчиком в подразделение НКВД и направлена в Иран. У Алимовой оказались блестящие лингвистические способности - к своему запасу восточных языков впоследствии она добавила уйгурский и турецкий, а также овладела немецким и английским. Работая переводчиком в действующей армии, Ирина была в Украине, затем в Польше, Чехословакии и встретила победу в Вене.
В родной город Ирина вернулась с лейтенантскими погонами и орденом Отечественной войны. Ее семья очень нуждалась, мать тяжело болела, а ставки актрисы для нее нигде не нашлось. Благодаря опыту работы женщину приняли на службу в ашхабадское отделение НКВД, где она стала заниматься наружным наблюдением, используя слегка позабытые актерские навыки. Ирина научилась правилам конспирации, умению оставаться незамеченной и избавляться от преследования.
В 1947 году она получила путевку в подмосковный санаторий, но вместо отдыха пришло предписание явиться на Лубянку. В беседе с замначальника нелегального отдела внешней контрразведки Алимова получила предложение о зарубежной работе. Женщину откровенно предупредили обо всех рисках и ограничениях, связанных с этим видом деятельности, о том, что она длительное время не сможет видеться с родными, что не сможет завести ребенка, и ее мужем станет совершенно незнакомый человек, хотя отношения с ним она вправе строить по своему усмотрению. В разговоре полковник Агамалов подчеркнул, что направление Алимовой на такую работу связано с крайней необходимостью, и что она может отказаться. Однако Ирина отказываться не стала, и сразу приступила к подготовке. Она совершенствовала знание языков, изучала разведывательные дисциплины, обучалась практическим навыкам, в том числе и за рубежом.
В 1953 году агента Бир переправили в Китай и в городе Урунга выдали документы на имя местной уроженки уйгурки Хадыги, которая направляется в Тяньцзинь к своему жениху. В роли жениха выступал кадровый разведчик Шамиль Хамзин, получивший оперативный псевдоним Халеф. В Тяньцзине они должны были сыграть свадьбу, затем вместе отправиться в Гонконг, а оттуда - в Японию. Ирина с некоторым волнением ждала встречи, однако на вокзале никого не оказалось. Стояла
глубокая ночь, к растерянной женщине направился полицейский. Ирина по-уйгурски спросила, как добраться до гостиницы и раздраженно посетовала на темноту. Утром она, согласно резервному варианту, отправилась в парк, где наконец-то встретилась с Халефом. Он оказался молодым и привлекательным, к тому же был воспитан в мусульманских традициях. Разведчики понравились друг другу, и заключенный в Тяньцзине брак не стал для них формальностью.
Господин Энвер Садык и его жена Хатыга изображали состоятельных коммерсантов. Он исполнял обязанности муллы в мусульманской общине, а она, как подобает жене священнослужителя, занималась благотворительностью. Пара стала пользоваться всеобщим уважением, и в американском Красном Кресте с пониманием отнеслись к их просьбе помочь перебраться в Гонконг. Продолжая активную работу среди мусульманских мигрантов в Гонконге, Бир и Халеф узнали, что одна из них является собственницей земельного участка в Токио и готова продать его. После согласования с Центром супруги оформили сделку, которая дала им возможность получить право годичного проживания в Японии. Перед отъездом они встретились с куратором, который объяснил им, что советская разведка утратила в Японии все свои связи и что США, наоборот, ведут активную работу в этом направлении.
Осенью 1954 Энвер и Хадыга приплыли в Кобэ, где продали земельный участок, а на вырученные деньги купили дом. Второй этаж они сдали в аренду, и по иронии судьбы, там поселилась чета американцев, также занимавшихся разведывательной деятельностью. Однако это обстоятельство сыграло на руку Бир и Халефу, поскольку присутствие в доме американцев стало их охранной грамотой против японской контрразведки, активно интересовавшейся иностранцами.
Через некоторое время супруги перебрались в Токио. Они открыли магазин одежды, которую Ирина собственноручно украшала вышивкой, и дела у них пошли неплохо. Хатыга Садык вела светскую жизнь, посещала элитный женский клуб, где слышала немало интересного, заводила новые знакомства. К примеру, Ирина приняла участие в выставке икебаны и даже получила премию, врученную ей супругой императора. Фото этого события украсило обложки журналов. Кроме того, они поддерживали знакомство с турецким посольством и в их доме месяц гостил военный атташе этой страны. Наряду с этим Бир поддерживала связь с агентами, находила кандидатов для вербовки, шифровала сообщения, получала указания по радио, передавала информацию с помощью закладок. Объем переданной ею в Центр информации составил более двух десятков томов. Среди них были уникальные данные, в том числе сделанный с самолета снимок американской военной базы. За 13 лет у Ирины и Шамиля был лишь один короткий отпуск, когда они смогли ненадолго повидаться с родными. Только в 1967 году Центр принял решение вывезти Бир и Халефа из Японии. Они сообщили знакомым, что едут отдохнуть в Турцию, а оттуда, через несколько стран, добрались до Болгарии, а оттуда приехали в Москву.
Ирину оставили в резерве разведки, а Шамиль после короткого отдыха снова отправился в зарубежную командировку. Двухкомнатная хрущевка, роскошная по московским меркам, была более чем скромной после их дома в Токио, однако Ирину наконец-то покинуло напряжение, с которым она тринадцать лет играла такую сложную роль. Ее заслуги были отмечены орденом Красной Звезды, Шамилю Хамзину вручили орден Красного Знамени. Многолетняя нелегальная работа подкосила его здоровье, и в 1991 году 'Халеф' ушел из жизни. Ирина Каримовна скончалась в декабре 2011 года, похоронена на Донском кладбище рядом с мужем.

Автор Игорь Филинюк
Автор публикации: Снежана Аэндо
Просмотров: 1 627
Комментарии

Добавить комментарий!

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
код вконтакте
код фейсбук
по просмотрам по комментариям