Счастье по-донецки


«Что такое счастье по-донецки?», - спросил однажды российский коллега. 
Я тогда ухмыльнулся, подумав о горячем душе, но истинное донецкое счастье, если отбросить кривляния, в другом. 
Простое оно. Примитивное даже. Вместе с тем оно трудное, а порой и вовсе недостижимое. 
Донецкое счастье - это когда приходишь вечером домой, а твои все на месте. Берёшь телефон, обзваниваешь, а друзья и родственники живы-здоровы. 
И перед глазами картинка плывёт, и мышцы расслабляются. И спать неимоверно хочется. Потому, что душа успокаивается. 
Утром - та же история. Только не спишь уже. Наоборот - силы для работы вдруг появляются. 
Беда лишь в том, что все остальное время думаешь о том, случится ли вновь это счастье. 
Каждый час об этом думаешь, каждый день. Год за годом. А червь сомнений все жрет и жрет душу остатки души. Склизкий такой и ненасытный, как жена олигарха. 
А хотите расскажу, о чем думает житель прифронтового района, когда слышит, что война будет длиться годы? 
О завтрашнем утре он думает. О том, успеет ли жена благополучно прошмыгнуть на работу. О том, в тридцати метрах от дома снаряд упадёт или на этот раз угодит прямо в крышу. 
«А может и ладно? Может в этом спасение?», - думает человек и презирает себя за это. 
Потому, что смерть - исход для трусишек, а Донбасс порожняк не гонит. Но так хочется душевного покоя. Так за родных он бояться устал. 
А порой ложится где-то за окнами. И дом трясётся, и дети плачут, и зверьё, поджав хвосты и линяя от страха, мечется по углам. 
«Потерпите!», - пишут участливые. «Темнее перед рассветом», - твердят они. 
«Секунда. У меня осталась секунда», - думает в этот миг человек и закрывает глаза.

Игорь Гомольский

Комментарии (0)

Оставить комментарий