Держимся и не впадаем в уныние. Главное - правда за нами


И «саундтрек», и атмосфера на Бирюзова те же, что в родном квартале. Тихо, безлюдно и терриконы на горизонте. А ещё рёв артиллерии да истеричный визг автомобильных сигналок. 
Окно Михаила сразу видать, ибо не окно это, а вовсе даже пролом в законченной стене. 
Пока ищу операторов, разбежавшихся по закоулкам, герой наш беседует с ополченцем. Пару часов назад сердобольный водитель буквально заставил меня надеть поверх лёгонькой куртки тёплый жилет, а Миша встречает нас в футболке и даже не дрожит. Жилет предлагаю - отказывается. 
 ⁃ Да мне нормально. Давайте уже вопросы свои. 
 ⁃ Точно нормально?
 ⁃ Я в той квартире живу и не мёрзну. Нормально все. 
С унылым ноябрьским пейзажем, усугублённым уже девятым годом войны, парень контрастирует здорово. Активный, улыбчивый и очень живой. С его появлением ожила и тихая улочка. 
В жилую девятиэтажку прилетело вечером 25-го. Прямое попадание в квартиру и возгорание. Выбитые стекла, почерневшие комнаты. Классика донбасского жанра. Благо, что хозяина дома не было. Говорит, что не хотел в октября идти в отпуск, но согласился, уехал и это спасло ему жизнь. 
«Главное - все живы. Хорошо даже, что ко мне прилетело. Квартира пустая. Лучше так, чем к соседям», - все повторяет Михаил. 
От полного выгорания, кстати, соседи жильё и спасли. Есть у дончан традиция - ключи на всякий случай оставлять. Вот ими квартиру открыли и потушили все, что могли. Кухня и коридор, тем не менее, сгорели, а стекла разбились. Одно теперь затянуто пленкой, а дыра в кухне остаётся дырой. 
 ⁃ Как живешь теперь?
 ⁃ Да тут и живу. Соседи вот помогают. Война сплотила. И переночевать зовут, и накормить все время норовят. 
 ⁃ А родственники? Коллеги?
 ⁃ Коллеги тоже поддерживают, а родственников приходится успокаивать. У меня…иммунитет уже на трудности, а они переволновались ужасно. 
Интересно, что в кухня сгорела вчистую, но календарик с иконой, висевший на стене, уцелел. Михаил считает, что неспроста. 
 ⁃ А спортом ты где занимаешься?
 ⁃ Обычно - здесь. Но теперь тут - сам видишь. Благо - пол есть повсюду и повсюду его можно толкать. 
На полу в коридоре вертикальная книжная полка. Разглядываю в полумраке. Все больше психология, медицина, такое всякое. Детективов не видно. 
 ⁃ Что дальше, Миш?
 ⁃ А что дальше? Акт составили, документы подали. Жду. Вот окна стеклить не хотят. Говорят, что стреляют у нас. Народ подождёт-подождет и за свои ставит. Не мерзнуть же. Пленки тоже на всех не хватает. Да ты и сам небось знаешь. 
Мы говорим, а за окном постоянно грохочет. «Так…это не по нам», - привычно успокаивает хозяин квартиры, то и дело прислушиваясь. 
Уже перед нашим уходом решаем записать коротенький ролик для всех, кто поддержал Михаила в трудную минуту. Достаю телефон, включаю камеру и вижу на лице собеседнику эмоцию, которую трудно передать словами. Вообще перед камерой наш герой делается неожиданно молчаливым. Стесняется. 
Пишем один дубль, второй. «Сойдёт», - говорю, понимая, что все самое важное написано у него на лице. Важное и в поднятой руке со сжатым кулаком. Мы вместе, мол, держимся и не впадаем в уныние. Главное - правда за нами.

Комментарии (0)

Оставить комментарий