Добра и любви, друзья. С Сочельником!


Сочельник. Вот это слово таит для меня всегда что-то таинственное. Оно не про пост, аскезу или 12 блюд. Оно про что-то большее. Я это чувствую.
И расскажу вам одну историю.


Тогда я работала на Скорой помощи при Авдеевском коксохиме. Мне было лет 25 не больше. Мой рабочий день начинался с семи утра. То есть в 7 утра я уже должна была принять смену, проверить чемодан с лекарствами, надеть халат. В то утро шел дождь стеной. Серый, сплошной, неизбежный. Добирались мы все на работу на трамвае. Это сейчас в Авдеевке ни трамваев, ни рельс. А тогда это был самый быстрый способ добраться на работу. Чаще всего еле втиснувшись в вагон, раздавленный работягами, которые тоже ехали на смену.
В тот раз я еле успела сложить зонт и толпа внесла меня в теплое прелое нутро вагона. Ни о каком присесть и речи быть не могло. Я даже не могла пошевелиться, что уж там. И моя кем-то зажатая рука держала зонт, капли с которого сбегали на сидевшую женщину. Во всей этой какой-то уютной утробности происходящего я вдруг услышала ее бешеный визг. Она злобно орала на меня и ее реакция была столь неадекватна тем несчастным каплям дождя, упавшим на нее, что я опешила. Мне было чуть больше 25, как я уже сказала, и я любила людей. Я просто опешила. И очень расстроилась. Если так начинается день, то каким будет 12-часовое дежурство, думалось мне.
А в обед поступил вызов. Гипертонический криз. Вы уже догадались, кого я увидела, прибыв на вызов? Ту самую женщину из трамвая. Она открыла рот, глядя на меня. Но в этот раз молчала. Я измеряла давление, расспрашивала и вдруг она расплакалась. "Меня оставил муж. Нашел на 15 лет младше. С детьми полное непонимание. Я несколько ночей уже не сплю. Я жить не хочу. И тут вы, такая тонкая, стильная, с ярко-красным зонтом. Вы простите. Я сорвалась. Понимаю все. Но будто затмение".
Я гладила ее по руке. Что-то говорила. Колола гипотензивное. Мы ехали к терапевту и я баюкала ее какими-то словесными заклинаниями. Я не должна была, но в больнице, прихватив рацию, отвела ее на ЭКГ, а затем без очереди завела к терапевту. Давление снизилось. Она благодарила и тем смущала меня еще больше. Что было дальше с ней, я не знаю.
Но может сегодня тот день, в который, как никогда нужно помнить о великодушии и милосердии. Независимо от количества блюд на вашем столе. Независимо от вашей веры. Независимо от вечного желания что-то кому-то доказать.
Добра и любви, друзья. С Сочельником!


Юлия Андриенко

Комментарии (0)

Оставить комментарий